Великий Вторник. Вторник

Великий Вторник

Во святой и Великий Вторник мы вспоминаем притчу о десяти девах, ибо эти притчи Господь, идущий на страдания, входя (Это было на горе Елеон — см. Мф. гл. 21, 22, 25) в Иерусалим, рассказывал Своим ученикам, а иные обращал и к иудеям. Притчу же о десяти девах Он сказал, призывая к милостыне и вместе с тем уча всех быть готовыми заранее к кончине; потому что Он много говорил им о девстве и о скопцах, да и всегда девство прославляется, ибо это действительно великая (добродетель). Но чтобы кто, подвизаясь в ней, не пренебрегал другими, прежде всего милостыней, которая делает ярким светильник девства, святое Евангелие приводит эту притчу; и называет мудрыми пятерых, приложивших к девству много дорогого елея милостыни, а пятерых — неразумными, ибо хотя и они имели девство, но милостыню — несравненно (меньшую).

Синаксарь в святой Великий Вторник

Во святой и Великий Вторник мы вспоминаем притчу о десяти девах, ибо эти притчи Господь, идущий на страдания, входя (Это было на горе Елеон — см. Мф. гл. 21, 22, 25) в Иерусалим, рассказывал Своим ученикам, а иные обращал и к иудеям. Притчу же о десяти девах Он сказал, призывая к милостыне и вместе с тем уча всех быть готовыми заранее к кончине; потому что Он много говорил им о девстве и о скопцах, да и всегда девство прославляется, ибо это действительно великая (добродетель). Но чтобы кто, подвизаясь в ней, не пренебрегал другими, прежде всего милостыней, которая делает ярким светильник девства, святое Евангелие приводит эту притчу; и называет мудрыми пятерых, приложивших к девству много дорогого елея милостыни, а пятерых — неразумными, ибо хотя и они имели девство, но милостыню — несравненно (меньшую). Потому они и неразумные, что, выполнив большее, оставили меньшее, и ничем не отличались от блудниц, ибо были так же побеждены через богатство, как те — через плоть.

Когда же кончилась ночь сей жизни, задремали все (Мф. 25, 5) девы, то есть умерли, ибо сон означает смерть. И когда они спали, в полночь раздался крик (Мф. 25, 6). Одни, взявшие много елея, вошли с женихом, когда открылись двери; а неразумные, имеющие недостаточно елея, проснувшись, искали его. Мудрые же хотели дать, но не могли и перед тем как войти сказали: чтобы не случилось недостатка и у нас, и у вас, пойдите (лучше) к продающим, то есть к бедным, и купите (себе) (Мф. 25, 9), — но бесполезно, ибо после смерти это невозможно, как и (в притче) о богатом и Лазаре открывает Авраам, говоря: трудно перейти отсюда туда (Ср.: Лк. 16, 26). Однако неразумные, придя непросвещенными, так взывали, стуча в двери: Господи! Господи! отвори нам (Мф. 25, 11). Сам же Господь дал им тот страшный ответ, сказав: Отойдите, не знаю вас (Мф. 25, 12); ибо как вы могли бы увидеть жениха, не имея приданого, т. е. милостыни?

Итак, для вразумления богоносные отцы и установили поместить здесь притчу о десяти девах, поучающую нас всегда бодрствовать и готовиться ко встрече истинного Жениха добрыми делами, особенно милостыней, поскольку неизвестен день и час кончины; так же как и (примером) Иосифа (учат) стяжать целомудрие, а смоковницы — всегда приносить духовный плод. Ибо, кто делает одно, даже и явно большее, (доброе) дело, а другими, прежде всего милостыней, пренебрегает, — не входит со Христом в вечное упокоение, но со стыдом возвращается назад. Ибо нет ничего более печального и постыдного, чем девство, побеждаемое пристрастием к имуществу.

Но, о Жених, Христе, причти нас к мудрым девам, причисли к Твоему избранному стаду и помилуй нас. Аминь.

Слово в Великий Вторник

«Грядый Господь на вольную страсть, Апостолом глаголаше на пути: «се, восходим в Иерусалим, и Сын Человеческий предан будет на пропятие» (Мф.20,18; 26,2). Приидите убо и мы, сшествуем Ему и сраспнемся Его ради житейским сластем». Так Святая Церковь приглашает нас сшествовать, спострадать и сораспяться Господу в дни сии, посвященные воспоминанию Его Божественных страданий и смерти. Как послушные чада, вы вняли сему материнскому призванию и вступили в указанный ею путь сшествия Господу. И мне предлежит ныне не убеждать вас к повиновению, а, утешаясь вашим повиновением, пожелать лишь, чтоб вы полнее и совершеннее привели к концу уже начатое вами. И в самом деле, если б кто из вас спросил: «Вот Церковь приглашает нас сшествовать Господу, идущему на вольную страсть, как же это нам сделать?», — то им нечего было бы ответить, кроме разве: делайте, что делаете, только делайте как следует — и будете сшествовать Господу. Вот вы поститесь, ходите в церковь и дома молитесь, оставили на время житейские дела и пребываете более с собою, наложили на себя благочестивые занятия и отнимаете для того часть времени у сна — большую или малую. Так и делайте. Пощение до того, чтоб тело ощущало лишение довольства в пище и питии, труд молитвенный до утомления плоти, устранение обычных взаимных соотношений с принуждением себя к занятиям душеспасительным, бодрствование, несмотря на то, что клонит ко сну, и многое другое, сопряженное с выполнением говения, составляет первый шаг в следовании за Господом на распятие. Надобно только охотно, без саможаления, поднять тяготу сию. Человек животолюбив. Малое оскудение в пище и лишение сна или утруждение и утомление необычное раздражает вопль плоти, и ему кажется, что делают покушение отнять у него жизнь. Кто теперь, несмотря на сей вопль, на это как бы расставание с жизнию, не только не поддается саможалению, а напротив, с желанием самоозлобления нудит себя на показанные труды, тот всякий раз, как делает сие, делает шаг вслед Господа. И надобно сказать, что только такой и сшествует Ему в сем отношении. Так ли это у вас? Если так, то вы у цели. Если же нет, позаботьтесь приложить к труду, который всё же несете, это безжалостное желание озлобить плоть свою ради Господа. Этим вы принесете Господу в жертву животолюбие, или понесете на сораспятие с Ним плоть свою, подражая хотя мало подвигу Его в саду Гефсиманском.

Начавши так, понудьте себя и еще поближе придвинуться к Господу в последовании за Ним. Я хочу сказать, утруждая плоть, потрудите и душу. Хоть тело и душа составляют одного человека; но, как вам ведомо, нередко тело делает одно, а душа — другое. Приведите же в согласие в трудах, вами теперь подъемлемых, с телом и душу. Постясь телом, заставьте поститься и душу: отсекайте пожелания, подавляйте возникновение страстных движений: гнева, осуждения, возношения, корысти, неуступчивости и прочего. Утруждая тело стоянием на молитве здесь, в храме, или дома, потрудитесь и душою благоговейно стоять пред лицем Господа в сердце, во внимании к поемому и читаемому. Устраняете молву житейскую и уединяетесь телом — приложите к сему нерассеянность ума и сосредоточение в себе самих. Заставляете бодрствовать тело — возбудите и бодренность духа или живое устремление усердия к Господу. Понуждаете себя на занятия духовные — понудьте и душу свою возыметь желание к ним, которым она не всегда может похвалиться. Когда сделаете так, свяжете тем душу. И она, обыкшая к вольнодвижениям и вольнодействиям, ощутив на себе узы, начнет томиться, как в неволе, и подымет вопль недовольства. Но не ослабевайте в самопринуждении. Этим вы уподобитесь Господу; когда Его, связанного, повели на суд, и станете, следовательно, еще ближе к Нему в сшествии Ему на вольную страсть. Труд тела и души вместе есть то же, что ступание то на одну, то на другую ногу, и представляет благоуспешнейшее шествие вслед Господа.

Подойдемте еще ближе. Станем на суд, подобно Господу. Вы уже и задумали это сделать. Разумею ваше говение с целию приобщиться Святых Христовых Тайн. К достойнейшему Причащению приготовляются очищением души своей от всех грехов в Покаянии. А это вот чего требует: пересмотри жизнь свою и сличи ее с заповедями Евангельскими, отметь все несообразное с ними, познай виновность свою в том и осуди себя без самооправдания, сокрушись сердцем и оплачь все, чем оскорблен Господь, и исповедуйся во всем без утайки, с твердым намерением не поддаваться более греховным увлечениям. Кто совершит сие надлежащим образом, тот уподобится Господу, как Его водили для суда и осуждения к Анне и Каиафе, от них к Пилату, от Пилата к Ироду, от этого опять к Пилату. Разница в том, что Господа неправедно осуждали и озлобляли, а мы себя осудим и сокрушим праведно. Но как Господь неправедно осужден в оправдание наше, так наше праведное самоосуждение будет нам в оправдание, чрез невинное осуждение Господа.

Хотите ли, наконец, подойти к Самому Господу и идти с Ним на вольное Его страдание, как бы шаг за шагом? Вот что сделайте: пройдите углубленным размышлением весь крестный путь Господа, восприимите чувством болезни Его, сколько сие вместимо естеству нашему, и спостраждите Ему сердцем. Начните с моления Господа в саду Гефсиманском, в туге и томлении до кровавого пота; идите с Ним, связанным, по крутизнам и ущельям до двора архиереев; добудьте с Ним при неправедных; нареканиях на Него, при издеваниях рабов глумливых, при отречении Петра; последуйте за Ним к Пилату, от Пилата к Ироду и обратно; слушайте крик народа и ярость осудителей и неправедный приговор; понесите с Ним Крест на Голгофу - тяжелый до падения под ним при шуме народа ослепленного и язвительных речах старейшин торжествующих; перенесите на себя пригвождение ко Кресту, когда в живую плоть вбивали гвозди, поднятие Креста, раздиравшее раны и возмущавшее круговращение жизни, плач приближенных, и в среде их Матери Пречистой, глумление неразумных, крайнее унижение до: «жажду» — и преклонение главы с преданием духа Господу. Пройдите все сие мысленно и живее воспроизведите в себе, возбудите сочувствие к тем болезням и так преискренне войдите в сострадание, что как бы сами вы страдали и принимали раны. И будете подобиться женам, которые, идя вслед Господа, несшего Крест, проливали слезы.

Так, шаг за шагом, все ближе и ближе будете подходить к Господу, грядущему на вольную страсть, и сшествовать Ему. Начав с телесных трудов, перейдите от них к душевным подвигам, а при тех и других совершите самоиспытание: оплачьте и исправьте неисправное в Покаянии, чтоб достойно причаститься Христовых Тайн; наконец же, углубленным размышлением о страданиях Господа войдите в сочувствие и сострадание Ему. Но и только ли? Не замечаете что этим путь не может быть кончен? Так сшествуют только Господу, грядущему на смерть. Но не сшествовать только надобно, а и сораспяться с Ним. Как же это? Когда вступите на путь истинной христианской жизни и самым делом начнете исполнять заповеди Христовы, тогда поминутно будете распинать себя ради Господа, или спасительно сораспинаться Христу Спасителю. Все указанное прежде есть только приготовление к сему. В страданиях Господа и сострастии Ему имеем побуждение к христиански добродетельной жизни, в подвигах душевно-телесных приемлем пособие к ней, в Покаянии и Причащении положим начало ее и получим силы. Остается теперь, совершив все, начать самым делом жить истинно по-христиански. А как и почему сия жизнь есть сораспятие Господу, уразумеете на первых порах. Сами ощутите, как, при исполнении христианских добродетелей, то пригвождаются руки и ноги, то поражается сердце, то глава увенчивается тернием, то все тело естества нашего покрывается ранами. Не буду пояснять, как это. Сами знаете или узнаете. И заключу слово мое искренним вам благожеланием. Благослови вас Господи не сшествовать только Ему, но и сораспяться с Ним: ибо иного пути ко спасению нет! Аминь.

Свт. Феофан Затворник