Схиигумения Валентина (Розанцева, 1864-1919)

Схиигумения Валентина (Розанцева, 1864-1919)

Монахиня Валентина – последняя настоятельница обители перед октябрьским переворотом. Ее назначил сам старец Иосиф за два месяца до своей кончины, уединившись в своей келье для молитвы и затем передав сестрам имя новой настоятельницы в запечатанном конверте. Матушка Валентина была возведена в сан игумении в том же 1911 году. Протоиерей Сергий Четвериков писал о ней: «Игумению Валентину мне пришлось видеть и знать лично. Она происходила из купеческого звания, Калужской губернии, и говорила чистейшим калужским наречием. Еще до поступления в монастырь приняла тайный постриг, так как по семейным обстоятельствам не могла открыто поступить в монастырь. Она была для всех примером смирения, кротости и усердной молитвы. <…> С благообразным лицом и добрым взглядом темных глаз, тихая и скромная, вся окутанная черным покрывалом монашеских одежд, она невольно располагала к себе сердца всех узнававших ее». Матушка Валентина наставляла сестер читать Отечник: «Оказывай милость, и спасешься. Трезвись, и будешь помилована. Молчи». Сестры очень любили ее, находя, что «по своему устроению она походила на древних старцев».

Матушке Валентине Промыслом Божиим выпал жребий быть настоятельницей в трагическое время, последовавшее за октябрьским  переворотом 1917 года. Все свои силы она положила на сохранение обители от разгрома и хищения новой власти. 3 января 1918 года вышел декрет об изъятии церковных и монастырских имуществ. В апреле 1918 года в обитель прибыла оценочная комиссия для передачи монастыря в распоряжение совета большевиков. В связи с этим матушка Валентина обратилась к Преосвященнейшему Феофану (Тулякову, 1864-1937, священномученику), епископу Калужскому и Боровскому, с прошением разрешить переименовать обитель в трудовую коммуну. Преосвященнейший Феофан дал ответ, что для «сохранения святой обители от разгрома <…> и расхищения имущества не встречается препятствий на обращение ее в трудовую коммуну с сохранением за обителью характера религиозной общины…». Председательницей коммуны была выбрана монахиня Александра (Никитина), которая дипломатично вела переговоры с представителями новой власти. Но они вмешивались во все дела монастыря, навязывая свои порядки; монашеский уклад жизни нарушался, приходило в упадок отлаженное хозяйство.

Трудно было игумении Валентине и сестрам сознавать и видеть, как гибнет созданная трудами и молитвами батюшки Амвросия и его духовных чад их родная обитель. Матушка Валентина безропотно несла возложенный на нее Господом крест игуменства, но, чувствуя недомогание, постепенно слабела. 

Когда врачи обнаружили у нее рак, и стало ясно, что матушка смертельно больна, старец Анатолий (Потапов) тайно постриг ее в схиму, и она смиренно начала готовиться к отшествию ко Господу. 12 сентября 1918 года последняя Игумения старого Шамордина мирно почила. 

После кончины игумении Валентины об официальном назначении новой настоятельницы не могло быть и речи. Управление монастырем по благословению Оптинских старцев взяла на себя казначея монахиня Елизавета (Соколова) до окончательного закрытия обители 12 марта 1923 года.