Россия и Афон: единение веры, молитвы и благочестия

Россия и Афон: единение веры, молитвы и благочестия

Возлюбленные Преосвященные архипастыри, уважаемый Сергей Васильевич [1], дорогой отец Сергий [2], дорогие отцы, братья и сестры!
В этом году мы празднуем тысячелетие присутствия русского монашества на Святой Горе Афон. Дата эта скорее символическая, поскольку формально отсчитывается от подписания одного из святогорских греческих документов в феврале 1016 года игуменом русской обители Герасимом. Исходя из этого факта, несложно предположить, что наши соотечественники пребывали на Афоне и раньше. Например, основатель Киево-Печерской лавры – отец русского монашества – преподобный Антоний прибыл туда еще в период правления Крестителя Руси равноапостольного великого князя Владимира.
Начиная с празднования 1000-летия Крещения Руси и до нынешнего юбилея Церковь вновь и вновь обращается к благословенным страницам истории православия в нашей стране. И каждый раз мы убеждаемся в том, что именно оно является духоносным и спасительным основанием исторического бытия русского народа от древности и до сего дня.
Тема, которой посвящена наша конференция, очень многогранна и важна. Она касается многих сторон жизни Церкви, общества и государства на протяжении длительного периода времени. В юбилейный год над афонской темой много работают и церковные, и светские исследователи. Не осталась в стороне и Московская епархия, о чем свидетельствует нынешняя конференция. Кроме того, в последних номерах «Московских Епархиальных Ведомостей» были опубликованы статьи Жанны Александровны Курбатовой [3]. Используя государственные и церковные архивы, она рассмотрела вопрос о том, как Русская Православная Церковь и наши гражданские институты стремились в весьма критический и ответственный для истории Афона момент энергично содействовать улучшению положения там русских иноков, а также рассказала о жизненном опыте некоторых святогорцев в тот период.
Моя память хранит рассказ начальника Русской Духовной Миссии в Иерусалиме архимандрита Никодима (Ротова). Направляясь в отпуск в 1957 году, он по дороге на Родину остановился в Греции и добился разрешения посетить Пантелеимонов монастырь. Представители греческой администрации пытались эмоционально повлиять на него, чтобы отговорить от поездки. Они предостерегали о возможных инцидентах, которые якобы могли иметь и фатальный исход. Никогда не забуду, как ответил будущий Владыка Никодим одному из них: «Для меня, как монаха, будет радостью умереть на Афоне». Посетив русскую обитель, он с печалью увидел, что она фактически вымирала, и впоследствии делал всё от него зависящее для возрождения монастыря. Затем и мне довелось иметь сходные переживания и соучаствовать в спасении Русского Афона.
История связей Афона с Русской Православной Церковью исключительно богата и поучительна. Раннее появление русских иноков на Святой Горе свидетельствует о стремлении наших соотечественников приобщиться к монашескому деланию в уделе Царицы Небесной. Первоначально они подвизались в посвященном Богородице скиту Ксилургу. По мнению историков, именно оттуда пришло на Русь сугубое почитание праздника Успения Божией Матери, что выразилось, в том числе, и в возведении многих величественных соборов в честь этого события. Впоследствии число русских монахов возросло. В 1169 году они получили в свое распоряжение также и монастырь великомученика Пантелеимона, где и пребывают до сего дня.
Одновременно развивалось русское паломничество на Афон. Само по себе являясь проявлением немалого мужества в условиях непрекращающихся войн и усобиц, оно способствовало тому, что на Русь попадали не только афонские предания, но и многочисленная житийная литература, творения святых отцов и церковные уставы. Можно назвать в качестве примера «Чин о пении двенадцати псалмов» или «Тактикон» преподобного Никона Черногорца. Важным для отечественного монашества событием стало то, что во время пребывания на Афоне преподобный Паисий (Величковский) составил русское «Добротолюбие».
Примечательной чертой русско-афонских связей было также и то, что святогорские постриженники отправлялись на Русь, привлекаемые подвигами наших подвижников. Так, одним из учеников преподобного Сергия стал грек – преподобный Сергий Нуромский, впоследствии подвизавшийся в вологодских лесах. Имели хождение на Афоне и произведения русской церковной письменности. Известно, что там получило распространение «Слово о законе и благодати» святителя Илариона Киевского.
Важной духовной нитью, связывающей Россию с Афоном, стало принесение в 1648 и 1656 годах списков чудотворной Иверской иконы Божией Матери, один из которых пребывает ныне в Новодевичьем монастыре. Этот образ не только стал символом престольного града Москвы, но и распространился по всему нашему Отечеству, будучи сугубо почитаемым православным народом.
Значима роль Афона в развитии церковной книжности на Руси. Со Святой Горы прибыл к нам преподобный Максим Грек, внесший большой вклад и в исправление книг, и в богословские дискуссии своего времени. В 1654 году по благословению Святейшего Патриарха Никона Афон посетил архидиакон Арсений Суханов, привезший оттуда в Россию почти пятьсот древних богословских и церковно-исторических рукописей, которые использовались в деле исправления церковных книг.
Трагические события в истории Византии, чья государственность прекратилась в 1453 году, сказались и на Афоне. Это были и притеснения со стороны униатов, и нападения каталанских разбойников, и, наконец, установление турецкого владычества. В этих условиях Русская Православная Церковь и Русское государство оказывали Афону и духовную, и материальную поддержку. В обращении к Московскому князю святогорцы именовали его своим «кормителем и ктитором». Нескончаемым потоком шла в монастыри русская денежная помощь. Некоторые обители имели подворья в Москве для сбора средств.
Приходя в Россию, афонские монахи приносили с собой в дар древние рукописи, фактически спасая их от гибели в условиях разрушавшихся от ветхости монастырских книгохранилищ. Примером может служить глаголическое Евангелие, подаренное насельниками болгарского монастыря Зограф императору Александру II. В результате в нашем Отечестве сформировалось богатейшее собрание памятников церковной письменности, которое впоследствии пополняли посещавшие Святую Гору многие выдающиеся российские ученые.
В XVIII веке в условиях длительных русско-турецких войн монастыри Афона пришли в упадок и запустение, касалось это в том числе и Пантелеимоновой обители. После долгого периода нестроений, она начала возрождаться только в середине XIX века при иеросхимонахе Иерониме (Соломенцеве) и архимандрите Макарии (Сушкине). Эти духоносные старцы способствовали небывалому расцвету русского монашества на Святой Горе и укреплению его связей с Отечеством. Немалую роль сыграла в этом деятельная помощь русских людей на Родине, стремившихся поддержать иноков-соотечественников своими пожертвованиями.
В начале ХХ века на Афоне помимо Пантелеимонова монастыря, имевшего 1800 насельников, было еще более семидесяти русских обителей. Многие из них, хотя и назывались скитами, фактически являлись полноценными монастырями. Это, прежде всего, относится к Андреевскому и Ильинскому скитам.
Многочисленные афонские подворья в России, широкомасштабная книгоиздательская деятельность представительства Пантелеимонова монастыря в Москве способствовали тому, что Россия и Афон пребывали в единении веры, молитвы и благочестия. До самых отдаленных уголков нашего Отечества доходили также иконы, написанные святогорскими изографами.
Однако приближались тяжелые времена.
В 1913 году в результате вызывающего до сего дня много обсуждений «спора об имени Божием» Святую Гору в тех или иных обстоятельствах покинули более 800 русских иноков. Последовавшая вскоре революция 1917 года почти полностью прервала связи между Россией и Афоном. Это имело результатом дальнейшее сокращение там числа наших соотечественников – к 1945 году до чуть более пятисот. Многие из них уже находились в преклонном возрасте, и с течением времени число их катастрофически быстро сокращалось. По окончании Второй мировой войны братия Пантелеимонова монастыря обратилась за помощью к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию I. С тех пор Русская Православная Церковь, несмотря на трудности своего существования в условиях атеистической власти, стремилась оказывать содействие не только пополнению братии обители великомученика Пантелеимона, но и защищала интересы всего святогорского братства от внешних попыток ограничить его традиционное самоуправление. Многое было сделано и в сфере материальной поддержки нашей обители, сильно пострадавшей от пожаров.
С наступлением религиозной свободы в России и возрождением церковной жизни появилось много возможностей для дальнейшего укрепления связей между Отечеством и Пантелеимоновым монастырем. Нет более препятствий для пополнения братии. В обитель ежегодно прибывает множество паломников из России. В 2011 году был создан Международный фонд восстановления и сохранения культурного и духовного наследия Свято-Пантелеимонова монастыря, которым осуществляется реставрация храмов и зданий. Ведется широкая книгоиздательская деятельность: публикуются исторические исследования и повествования о жизни и трудах святогорской братии. С молитвенным благоговением встречают православные люди России святыни, приносимые из афонских монастырей.
В 2013 году Афон посетил Святейший Патриарх Кирилл. Говоря о значении монашеского делания насельников Святой Горы, он отметил: «Велика ответственность всех, кто несет здесь свое служение, в том числе и для поддержания единства всех Православных Церквей, чистоты Православия, монашеской жизни».
Как видно из сделанного мною весьма краткого обзора связей России с Афоном, они имеют весьма богатую историю, повествующую о взаимной поддержке в годы невзгод и испытаний, о духовном единстве в вере и благочестии. Можно сказать словами апостола, что мы «научены Богом любить друг друга» (1 Фес. 4:9).

[1] С.В. Юдин, глава Чеховского района Московской области.

[2] Игумен Сергий (Куксов), настоятель Вознесенской Давидовой пустыни.

[3] См.: http://www.mepar.ru/library/vedomosti/92/2207/ и http://www.mepar.ru/library/vedomosti/93/2231/

25 Апреля 2016