Внутреннее делание в условиях новообразованной обители

Ваши Высокопреосвященства, Преосвященства, всечестные отцы, братья и сестры, позвольте представить вам свои скромные рассуждения на тему «Внутреннее делание в условиях новообразованной обители». В первую очередь надо сказать, что цель – как в новооткрытом монастыре, так и в монастыре с большой историей, да и вообще цель всех христиан – едина: попасть в Царство Небесное. Это задача-максимум – стать действительно причастным Богу и впустить Бога как Царя в свое сердце.
У Псалмопевца есть такие слова: приступит человек, и сердце глубоко, и вознесется Бог (Пс. 63:7–8). Архимандрит Софроний (Сахаров), обращая внимание на эти слова, говорит, что именно там, в глубоком сердце, и происходит сокровенная духовная жизнь, встреча с Богом.
Так что именно эта основная цель – сокровенной и тесной встречи с Богом в своем сердце – должна быть поставлена во главу угла и ей должны быть подчинены все задачи в устроении и жизни обители.
Приступая к строительству дома, мы не сразу начинаем копать котлован и возводить стены, но сначала долго и внимательно с карандашиком в руках прикидываем, что именно мы хотим возвести, какое у будущего здания будет назначение: будет ли это завод, музей или детский сад. Так и при устроении монастыря надо внимательно размыслить, чтобы не случилось по евангельскому слову про человека, над которым все начали смеяться, говоря: этот человек начал строить и не мог окончить (Лк. 14:30). Продумать надо до мелочей, какой будет план жизни монастыря: сколько мы будем молиться, как будем питаться, как будем мыться – вплоть до самых мелочей. Потом жизнь внесет свои коррективы, что-то отпадет, что-то добавится.
И основные моменты, на которые хотелось бы обратить внимание, следующие: молитва, взаимоотношения между братиями, труд и степень устраненности монастыря от мира.

О молитве

Где совершается молитва? В первую очередь (именно в первую очередь!) – в келье, потом, конечно, в храме, и при возможности надо не оставлять молитву и на послушаниях, но это задача максимум. Почему молитва в келье должна быть поставлена на первое место? Потому что это в первую очередь место для самостоятельного молитвенного труда, это сакральное пространство твоих сугубо личных взаимоотношений с Богом. Кроме того, можно говорить и о той разнице, которую святые отцы подчеркивали между собственно молитвой и стихословием – но это тема отдельного разговора.

О внимании и терпении между братьями

Основывая обитель, мы не знаем, кто придет. Кому-то нами выбранный устав будет по силам, кому-то тяжел, кому-то слишком легок. И если под второго-третьего-четвертого новопришедшего брата еще реально как-то подстраивать режим, то тот, кто приходит уже десятым, должен и обязан сам подстраиваться под остальное братство.
Здесь как раз проявляется специфика маленького или новооткрытого монастыря. Когда мы приходим в большой монастырь, то приходим в уже сложившуюся семью, и мы обязаны принять те законы, которые сложились до нас – надо внимательно смотреть, делать выводы. Естественно, что всего не поймешь, но уважение к традиции – это требование при поступлении в монастырь. А в молодой обители среда еще живая и мягкая, и тут кажется неразумным и практически невозможным требовать строгого соблюдения еще неокрепшей традиции. Младшая братия не имеет права ломать и переделывать под себя обитель, но и игумену необходимо тонко соблюдать баланс между идеальным уставом и реальными немощами, чувствовать грань между пастырским снисхождением и потаканием прихотям.

Труд

Организовывая время для молитвы, надо организовывать, конечно, и время для труда и для отдыха. Труд должен быть посильным и доступным для братии, и, как мне представляется, должна быть возможность что-то еще узнавать, чему-то новому научаться: искусству пения, написания икон, тем или иным рукоделиям. И тут, конечно, игумен должен внимательно смотреть, насколько человек утомляется, насколько послушание создает ему сложности в монастырской жизни. Труда, по возможности, не должно быть много. И это тоже момент, который надо продумывать при основании обители. Сколько паломников мы в состоянии принять: поселить, накормить, уделить внимание? Какое количество земли мы можем обрабатывать, да и будет ли это экономически целесообразно – может быть, дешевле будет купить продукты в ближайшем магазине? Какое количество зданий и техники мы в состоянии поддерживать в рабочем состоянии? Хотим ли мы, чтобы у нас трудились наемные рабочие – ведь в таком случае братии придется принять на себя должности завхозов, прорабов, агрономов и т. д.? И это опять возвращает нас к вопросу: хотим ли мы, чтобы братия научалась держать молитву во время несложных трудовых послушаний?
Есть ведь обители, как маленькие, так и большие, в которых нет постоянных наемных рабочих – только время от времени привлекают консультантов и экспертов, когда не хватает своих знаний.

О степени устраненности монастыря от мира

И последний пункт, о котором я хотел сказать. Мое убеждение, что монастыри сейчас обязаны быть закрыты. Степень закрытости может быть разной: час в неделю, день в неделю, шесть дней в неделю – но у братии должно быть время на отдых, на сидение в келье – чем уж там он будет заниматься: молиться, читать, просто спать – это не самое важное. Недаром же говорится: «Сиди в келье, и она тебя всему научит». Должно быть время у каждого монаха, когда он не трудится на послушаниях, не ездит по ответственным заданиям, не общается ни с паломниками, ни с братией, а просто сидит в келье. Келья должна быть сладка и вожделенна для монаха, это его и крепость, и свидетельница подвигов, и утешение. Открывая ворота монастыря нараспашку, мы создаем сквозняк и в братских кельях, который вытягивает монахов сначала в коридоры, во двор, а потом и за ограду монастыря.
Итак, вот те основные моменты, на которые стоит обращать внимание при организации жизни новой обители: молитва, взаимоотношения внутри братства, труд и отстраненность от мира. Благодарю за внимание.

6 Февраля 2016