Как держать себя при разговорах о Святой Церкви

   Хотя недавно послал вам письмо, но через А.С. слышу, что вас вызывают в П.-Б., и вы недоумеваете, как вам быть: ехать или не ехать, и как там поступать, если бы начались разговоры, особенно о Церкви; и желали бы знать наше о сем грешное мнение. Поэтому, среди недосугов и недугов, нахожу опять нужным писать к вам вскоре, и объяснить, как я о сем думаю. Если телесное здоровье ваше позволяет, то, помолившись Богу, ехать ничтоже сумняся, ничтоже бояся, и говорить там о делах человеческих по-человечески, как думаете, и как находите лучше и полезнее, по вашему соображению, без примеси каких-либо претензий. Если бы стали вам предлагать продолжение службы – в том или другом виде, то, во-первых, обратите внимание на лета свои, и на ваши телесные и душевные силы. Во-вторых, рассмотрите со всех сторон, может ли приносить пользу ваша служба, хотя косвенным образом; также рассмотрите окружающие обстоятельства, благоприятствующие; и тогда, по соображении всего, можете решить так: при посильном приношении пользы должно оставаться на службе, в противном же случае уезжать, несмотря и на убеждения родных, для их внешних выгод, противу которых всегда должно поставлять впереди свои невыгоды душевные.

А если бы по какому-нибудь случаю, паче же по смотрению Божию, начались разговоры о Церкви, особенно же о предложении каких-либо перемен в ней, или нововведений, тогда должно говорить истину, по соображению, как требует того Истина, Которой именует Себя Сын Божий, Господь наш Иисус Христос, глаголя во Евангелии (Ин. 14: 6): Аз есмь путь и истина и живот. Держась этой истины, можете сказать не обинуясь: «Судьбы Церкви земной воинствующей и Небесной торжествующей объявлены в Откровении Иоанна Богослова. Обо всем, что говорится в этом Откровении, говорить я не могу, потому что не понимаю всего таинственного смысла, там содержащегося. А что понимаю, то скажу». Тут можете потребовать Новый Завет, и прочтите подлинником 18-й и 19-й стихи 22-й главы Откровения: Сосвидетельствую бо всякому слышащему словеса пророчества книги сея: аще кто приложит к сим, наложит Бог на него язв написанных в книге сей: и аще кто отъимет от словес книги пророчествия сего, отъимет Бог часть его от книги животныя, и от града святаго, и написанных в книзе сей. Что Дух Святый через истинных рабов Своих и служителей, угодников Божиих, постановил и узаконил в Церкви, то изменять людям обыкновенным невозможно и страшно, потому что страшно впасти в руки Бога жива. Ежедневно в церкви повторяются Богодухновенные слова Псалмопевца: Не уклони сердце мое в словеса лукавствия, непщевати вины о гресех (Пс. 140: 4). Если грешны мы и немощны, то должно себя за таких и признавать, а не искать извинения и самооправдания в каких-либо недозволенных послаблениях. Господь, в Откровении Иоанна Богослова, во 2-й главе, говорит к семи Асийским церквам, обличает прямо и строго, что Он ненавидит и не терпит в Церкви дел Николаитских, то есть каких-либо благовидных послаблений, носящих печать язычества. Впрочем, об этом великом и важном предмете должно быть осторожным, и умерять свои убеждения опасением, как бы в чем-нибудь и нам не согрешить, особенно неуместным обвинением других. В 5-й главе Откровения, в стихах 1 и 3 сказано: И видех в деснице Седящаго на престоле книгу написану внутрьуду и внеуду, запечатану седмию печатию... И никтоже можаше ни на небеси, ни на земли, ниже под землею, разгнути книгу, ниже зрети ю, кроме Сына Божия, аки Агнца, за мир закланного. Что это за книга, которой никто, не только из земных, но и из небесных жителей ни читать, ни зреть не мог, и не может? Толкователь Откровения, святой Андрей Кессарийский, говорит, что эта книга сокровенных судеб Божиих, которые непостижимы, и потому никто, особенно из земных жителей, да не дерзает неразссудно проникать в оные. Такое дерзновение святой Иоанн Лествичник относит к возношению (степ. 25, отд. 12). А должно довольствоваться писанным совне этой таинственной книги, – сколько открыто в Священном Писании и в писаниях Богодухновенных мужей, преимущественно тем, что только необходимо для нашего спасения.

Доказательств ваших о Вселенской Церкви, кажется, не поймут и не примут, тем более, что в откровении к семи Асийским церквам, ни одна из них за другую не упрекается, а упрекается только каждая, за собственные недостатки. Действительно, хорошо и полезно вселенское единение Церкви, но это возможно только при внешних условиях; не говорю уже – при духовном согласии и единомыслии. Прибавляю еще. Положим, что у кого-либо мать не так хороша, как бабушка, и он более преклоняется уважать и почитать бабушку за ее достоинства, нежели матерь свою. Но если это рассмотрите поближе и повнимательнее, тогда окажется, что бабушку он должен почитать по собственному сознательному долгу; но и матерью не должен пренебрегать, а обязан почитать, по заповеди Божией, глаголющей: Чти отца твоего и матерь твою, да благо ти будет, и да долголетен будеши на земли (Исх. 20: 12). На исполнение заповедей Божиих должно понуждать себя и вопреки нехотению, так как в Евангелии сказано (Мф. 11: 12): Царство Небесное нудится и нуждницы восхищают е. Сокращенно скажу: прежде, нежели начнете свои доказательства о Церкви, должно поверить свои мнения и убеждения со словом Божиим и с учением православных и духовных отцов Церкви; а на что не найдете такого свидетельства, о том полезнее умолчать. Иное есть, что нам кажется по нашему умозаключению; и иное есть самая истина, непреложная, подтверждаемая Священным Писанием.

   Прп. Амвросий Оптинский