Часть 4. Возрождение обители

Часть 4. Возрождение обители

Прославление старца Амвросия. – Возобновление монашеской жизни в Шамордине. – Назначение настоятельницей монахини Никоны (Перетягиной). – Труды и старания первых насельниц возрождаемой обители.

К торжественному празднованию тысячелетия Крещения Руси поруганные святые храмы и монастыри стали возвращать Русской Православной Церкви. В 1987 году в числе первых была возвращена Оптина Пустынь. На Поместном Соборе Русской Православной Церкви, проходившем в Троице-Сергиевой Лавре с 6 по 9 июня 1988 года, были причислены к лику святых девять подвижников благочестия, среди которых – великий российский старец-духовник иеросхимонах Амвросий Оптинский (1812 – 1891). С благословения Святейшего Патриарха Пимена, по представлению архиепископа Тульского и Белевского Максима (+ Крохи) 5 октября 1987 года в Соборе Тульских святых как местночтимая была прославлена схимонахиня София (Болотова) – первоначальница Шамординской обители. Весной 1990 года наместник Оптиной пустыни архимандрит Евлогий (ныне архиепископ Владимирский и Суздальский) обратился к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Пимену с ходатайством об открытии Шамординской обители.

3 мая 1990 года Святейший Патриарх Пимен подписал Указ о возобновлении Шамординского монастыря. 15 мая обитель официально передали Русской Православной Церкви. Настоятельницей была назначена монахиня Рижского Свято-Троицкого монастыря Никона (Перетягина), выпускница регентской школы Московской Духовной академии, а духовником обители – игумен Поликарп (Нечипорук), постриженик Свято-Троицкой-Сергиевой Лавры, участвовавший в возрождении Свято-Данилова монастыря – первой возвращенной Русской Православной Церкви обители.

По молитвам преподобных устроителей старца Амвросия и матушки Софии в Свято-Амвросиевской Казанской женской пустыни вновь стали возноситься молитвы, затеплились лампады, и началось богослужение. Игумения Никона и игумен Поликарп, будучи воспитанниками прославленных обителей, свято хранивших древние иноческие заветы, принесли с собой истинный монашеский дух. Под руководством архимандрита Евлогия начались работы по восстановлению обители, но главное, что предстояло, – возродить заложенное основателями Шамординской обители евангельское служение ближним. «Красно и поистине добро житие монашеское – красно и добро, если оно бывает сообразно с теми правилами и законами, которые положили начальники и основатели оного, Святым Духом наученные», – говорит святой Феодор Эдесский. Первыми насельницами Шамордина стали восемь паломниц, трудившихся в Оптиной пустыни, возрастом от шестидесяти до семидесяти лет. Но постепенно монастырь стал пополняться молодыми сестрами, горящими любовию к Богу и желающими послужить Ему в ангельском чине. И уже через год в обители было около ста сестер. 

В день Светлого Христова Воскресения, 15 апреля 1990 года, было совершено первое богослужение в еще разоренном храме в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали». За двадцать дней его подготовили к освящению. И 27 мая, в Неделю святых отцов Первого Вселенского Собора, состоялось торжественное обновление этого храма. Во время Божественной Литургии матушка настоятельница была возведена в сан игумении. В этот же день первые насельницы стали послушницами. Новым сестрам во главе с матушкой игуменией предстояло много труда по восстановлению разоренной обители. Главный монастырский храм – Казанский собор, без куполов и окон, с проржавевшей крышей, поросшей деревьями, изуродованный пристройками, – выглядел очень плачевно. Внутри храм тоже был сильно обезображен: в алтаре – комбайн, на стене изображение карты СССР, все пространство разделено множеством перегородок, выкрашенных в разный цвет. Трапезная, больничный корпус, дом Перловых и другие монастырские постройки также находились в аварийном состоянии. Жилые корпуса были заняты, в них проживало 40 семей местных жителей, поселившихся в советское время. Казалось, что все это восстановить совершенно невозможно. Но предстательством и покровом Пречистой Божией Матери, молитвами преподобных старцев оптинских и матушек первоначальниц обители Господь помогал сестрам в их непосильном и тяжелом труде. – «Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе» (Флп. 4, 13).

Монастырская жизнь поначалу сосредоточилась на небольшой территории вокруг освященного храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали». В приспособленных под жилье двух корпусах не было ни отопления, ни воды, ни канализации. Сестрам приходилось много трудиться, спали иногда всего по два часа. Нужно было восстанавливать оскверненные храмы, расчищать их от завалов, откапывать фундаменты, разбирать пристройки, уродующие архитектурный облик монастыря, приводить в порядок территорию. Сестры сами заготавливали дрова, сено для скота, носили кирпичи, обрабатывали под огороды невозделанную, засоренную строительным мусором землю и выполняли много другой тяжелой физической работы. Но, несмотря на все это, чувствовалась особая духовная радость и подъем, все благодарили Господа за то, что им выпало счастье участвовать в возрождении святой обители.

С первых же дней матушкой игуменией и духовником обители был определен монастырский устав. Установлен суточный круг богослужения, состоящий из вечерни, повечерия с иноческим правилом, полунощницы, утрени, часов и Божественной Литургии. Было заведено чтение неусыпаемой псалтири. Сложившийся молитвенный строй явился твердым фундаментом в духовном становлении возрождающегося монастыря. Матушка игумения обучала сестер богослужебному уставу и церковному пению; в первое время сама часто управляла монастырским хором.


Схимонахиня Серафима (Бобкова). – Первое посещение монастыря Патриархом Московским и всея Руси Алексием II. – Празднование 100-летия со дня преставления преподобного Амвросия. 

Молитвенное предстательство пред Престолом Божиим подвизавшихся в Шамординской обители и пострадавших в годы гонений сестер укрепляло новых насельниц в духовном подвиге. Живым связующим звеном между старым и новым Шамордином, явилась схимонахиня Серафима (Бобкова), бывшая инокиней монастыря до его закрытия. Она была духовным чадом преподобного Оптинского старца Никона, в годы гонений последовала за ним в ссылку, в северный край – в далекую Пинегу, и служила ему до его смерти. Затем жила на своей родине, в Гомеле. В 1942 году была тайно пострижена в мантию с именем Серафима, в 1977 году – в схиму с тем же именем. Когда начала возрождаться Оптина пустынь, старица стала писать бывшему тогда наместником архимандриту Евлогию: «Возьми меня в Шамордино». И как только возобновилась монашеская жизнь в Шамордине, ее просьба была исполнена, и 24 июля 1990 года, после семидесяти лет изгнаннической жизни, она вернулась на свою духовную родину. 

Мать Серафима рассказывала новым сестрам о старцах, о жизни в обители, об уставе, о послушаниях. Перед мысленным взором сестер оживал монастырь, они чувствовали единение и духовное родство с прежними насельницами. Для тех, кто недавно пришел к Богу, схимонахиня Серафима явилась кладезем живой веры и любви к Господу и ближним, примером смирения и терпения. К ней приходили за наставлением, вразумлением и утешением неопытные еще в духовной жизни сестры. Она передала возрожденной обители дух прежнего монастыря. Схимонахиню Серафиму часто навещали матушка игумения и оптинский наместник Евлогий, которому старица говорила: «Ты меня отпоешь». Так и случилось. В канун праздника в честь Казанской иконы Божией Матери, 3 ноября 1990 года, когда во время всенощного бдения читали Святое Евангелие, схимонахиня Серафима мирно почила о Господе в возрасте 105 лет. Архимандрит Евлогий совершил отпевание и погребение схимонахини Серафимы. Её похоронили за алтарем храма «Утоли моя печали». На следующий день отец наместник, простившись с сестрами, отбыл к месту нового служения – во Владимирскую епархию.

Постепенно внешний облик монастыря преображался. Реставрировались храмы и другие монастырские здания; Казанский собор полностью очистили от мусора, разобрали все перегородки, купола и крышу покрыли медью, установили кресты. Сестры, с любовью украшая свою обитель, заботливо облагораживали территорию, сажали плодовые деревья и кустарники, разбивали цветники, возле храма устроили розарий. Восстанавливая традиции прежней обители, в которой все монастырские храмы украшались руками сестер, матушка игумения благословила устроить церковные мастерские: золотошвейную, иконописную, пошивочную, переплетную, гончарную и резьбы по дереву. Развивалось монастырское хозяйство, учились выпекать просфоры, печь хлеб, выращивать овощи, ухаживать за скотом и разводить пчел. В этих нелегких трудах Господь укреплял молодое монашеское сестричество видимыми знамениями Своей благодати. Раба Божия Александра из деревни Шамордино передала духовнику игумену Поликарпу много лет тайно хранившийся у нее келейный крест преподобного Амвросия. В монастырь стали возвращать святые иконы, богослужебные книги, а также изданные в Шамординской типографии книги духовного содержания, фотоальбомы и открытки. Местные жители рассказывали о прежнем монастыре и о времени его разорения, о судьбах сестер, вернувшихся из ссылок. Когда летом 1990 года отец Поликарп начал расчищать место разрушенной усыпальницы настоятельниц обители, чтобы установить здесь общий памятный крест, многие ощущали неземное благоухание. 
   В праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы, 4 декабря 1990 года, в Шамординском монастыре произошло радостное и знаменательное событие: его впервые посетил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Он торжественно вручил матушке Никоне игуменский посох, а затем осмотрел Казанский собор. С тех пор жизнь святой обители стала протекать под благодатным омофором Его Святейшества.
   17 января 1991 года в разоренном Казанском соборе перед иконой Заступницы Усердной отслужили молебен на начало восстановительных работ. По воскресным дням стали петь акафисты, вознося молитвы Владычице Небесной.
   23 октября этого же года отмечалось 100-летие со дня преставления преподобного Амвросия Оптинского. Преосвященнейший Владыка Евлогий, не оставляя попечением дорогие ему обители, прибыл на этот праздник. По его инициативе был устроен крестный ход из Шамординского монастыря в Оптину пустынь с ростовой иконой преподобного Амвросия, привезенной накануне оптинской братией. Скорбный путь, пройденный батюшкой Амвросием сто лет назад при перенесении его тела из Шамордина в Оптину, был пройден им теперь в небесной славе. В духовном ликовании проходили с ним этот радостный путь новые чада его любимых обителей, покрываемые молитвенным покровом преподобного.
   У подножия живописного холма, на котором расположен монастырь, протекает река Серена, питающаяся водами многочисленных родниковых ключей. Ранее эти источники были благоустроены и освящены, но после закрытия монастыря они засорились, – и место заболотилось. С началом новой монашеской жизни в обители один из источников очистили и 21 июля 1990 года освятили в честь Казанской иконы Божией Матери.
   В первые трудные годы женской обители помогала оптинская братия. Открывшаяся на несколько лет раньше Оптина пустынь была уже известна православному паломнику, в то время как о Шамордине многие и не знали. С первых лет возрождения обители восстановилась и духовная связь между Шамордином и Оптиной. С благословения отца наместника оптинские братия проходили в Шамордине чередное служение, совершали монашеские постриги сестер, духовно окормляли и поддерживали их. Из Оптиной пустыни были пожертвованы иконы в первый храм, колокола для звонницы и многое необходимое для хозяйства; братия помогали в восстановлении храмов, в нелегких сельскохозяйственных работах.

Скорбные события в День Святой Пасхи 1993 года. – Освящение храма во имя преподобного Амвросия. – Схимонахиня Анна (Перетягина). – Возведение в сан архимандрита духовника обители игумена Поликарпа (Нечипорука). 

Скорбной была Пасха 1993 года. В Оптиной пустыни были убиты иеромонах Василий, инок Трофим и инок Ферапонт. Шамординские сестры всецело разделяли скорбь оптинской братии, все очень хорошо знали убиенных. Сестры помнили благоговейное служение и боговдохновенные проповеди отца Василия. Он являл собою пример истинного монашества, как «един от древних»; поражал внутренней устремленностью к Богу, строгим аскетизмом и глубоким смирением. Инока Трофима в Шамордине вспоминали с большой любовью и благодарностью за его теплое сердечное отношение к ближним. К сестрам он обращался ласково, называя не иначе как «сестренки», всегда спешил помочь, чем мог, поддержать скорбящих и унывающих. Инок Ферапонт запомнился строгим к себе, всегда внутренне сосредоточенным, молчаливым, молитвенно устремленным к Богу. Убиенные братья явили собой пример истинного монашеского жития, показав возможность спасения в современном духовно опустошенном мире, который, казалось, навсегда утерял подвижнический дух иночества. Они воссияли как новые звезды на церковном небосводе, соединив в себе монашеское бескровное мученичество с пролитием своей крови за Христа. И сейчас своими молитвами оптинские новомученики предстательствуют пред Господом за дорогие им обители Оптину и Шамордино.

Помня завет батюшки Амвросия приходить к нему в хибарку со своими нуждами, сестры очень скорбели, что это святое место оставалось в запустении. По благословению матушки игумении стали ежедневно читать акафист преподобному Амвросию на крыльце сохранившегося кирпичного здания, внутри которого ранее располагалась хибарка, где почил великий старец. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II благословил в этом здании устроить храм во имя преподобного Амвросия.
   Но начать работы мешал занимавший часть этого здания продуктовый магазин, размещавшийся здесь с советского времени. Наконец, 11 апреля 1996 года, магазин закрыли, и помещение полностью освободилось. В мае начались работы по устройству храма, а через два месяца он уже был готов к освящению. Все считали это чудом, совершившимся по молитвам основателя и предстателя обители преподобного Амвросия. 
   В июле этого же года Святейший Патриарх Алексий II посетил Оптину пустынь в связи с прославлением Собора оптинских старцев. После торжеств в Оптиной Его Святейшество приехал в Шамордино и 28 июля совершил чин освящения первого в России храма во имя преподобного Амвросия Оптинского. Это явилось великой радостью для сестер обители, и с этого времени в новоустроенном храме стали совершать суточный круг богослужения.
   По благословению Святейшего Патриарха 3 апреля 1997 года епископ (ныне архиепископ) Орехово-Зуевский Алексий (Фролов) специально прибыл в Шамордино для совершения монашеского пострига в честь новопрославленных преподобных оптинских старцев. Одиннадцать сестер сподобились получить имена великих оптинских старцев, ставших их небесными покровителями.
   Постепенно стали приводить в порядок и другие монастырские здания, они восставали в былом благолепии. Храм при богадельне в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» в советское время был разгорожен на два этажа. В 1998 году к престольному празднику храм и богадельню полностью реконструировали, восстановив исторический облик. 7 февраля епископ Орехово-Зуевский Алексий (Фролов) совершил освящение храма. Престарелые и немощные насельницы получили возможность жить в благоустроенном помещении богадельни и посещать богослужения в храме при ней.
   

Благодатный след в истории возрождающейся обители оставила схимонахиня Анна (Перетягина, 1917-2001) – мама матушки игумении. Многие годы она прожила в Сергиевом Посаде, была келейницей архимандрита Наума; последнее время своей жизни провела в Шамордино. Сестры обители в течение нескольких лет имели счастье духовного общения с ней, находя поддержку и получая наставления. 
   Подвизавшаяся в Троице-Сергиевой Лавре, она блаженно почила о Господе в канун памяти преподобного Сергия Радонежского 7 октября 2001 года. На отпевании присутствовали семь игумений и многие знавшие и почитавшие ее.
   По благословению Святейшего Патриарха 11 января 2002 года духовник обители игумен Поликарп был возведен в сан архимандрита специально прибывшим для этого владыкой Алексием (Фроловым). Великим постом отец Поликарп постриг сестер в монашество и в иночество с наречением имен в честь Царственных мучеников. С тех пор все постриги в обители совершает духовник.