О любви к ближнему

О любви к ближнему Свт. Иоанн Златоуст

Матерь всех благ и совершительница всякой добродетели - любовь. Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви (Рим. 13, 8)
Апостол говорит, что она есть долг наш, не временный, каковы подать или пошлина, но всегдашний. Не оставайтесь должными никому ничем, говорит, кроме взаимной любви (Рим. 13, 8).

Он хочет, чтобы долг сей никогда не был выплачен, и хотя всегда уплачиваем, но не вполне, а так, чтобы нам все еще оставаться в долгу. Потому что это такого рода долг, что непрестанно уплачивается, но никогда не выплачивается. Сказав же, как должно любить, он открывает и выгоды любви, ибо любящий другого, говорит, закон исполнил. Ты обязан любить брата по духовному с ним родству, и не по одному родству, но потому еще, что мы члены друг для друга. Если нет в нас любви, то весь состав тела расторгнут. Итак, люби брата. Ибо если, любя его, приобретаешь пользу, потому что исполняешь чрез то весь закон, то ты обязан любить его, как облагодетельствованный им. Ибо заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, не пожелай чужого и все другие заключаются в сем слове: люби ближнего твоего, как самого себя (ст. 9).
Апостол не сказал: дополняются, но — заключаются, то есть в этой заповеди сокращенно вмещается весь состав заповедей. Ибо начало и конец добродетели есть любовь. Она есть и корень, и необходимое условие, она и вершина добродетели. А если любовь есть начало и полнота, то что может ей равняться? Впрочем, апостол требует не просто любви, а любви в высшей степени; ибо не просто сказал: возлюби ближнего твоего, но присовокупил: как самого себя. И Христос сказал, что в любви содержатся закон и пророчества (Мф. 22, 40), и, указав два вида любви, смотри, какое высокое место дал любви к ближнему.
Сказав: Возлюби Господа Бога твоего… сия есть первая заповедь, когда стал продолжать: вторая же, — не ограничился тем, но присовокупил: подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя. Что может сравниться с таким человеколюбием, с такою снисходительностью? Хотя бесконечно расстояние между Богом и нами, однако ж Бог взаимную любовь нашу друг к другу поставляет близ любви к Нему Самому и одну называет подобною другой. Почему для той и другой любви положил почти равную меру и о любви к Богу сказал: всем сердцем твоим и всею душою твоею, а о любви к ближнему: как самого себя? А Павел говорит, что если нет любви к ближнему, то немного пользы и от любви к Богу.
Когда любим кого, то говорим о нем: кто его любит, тот и меня любит. Это же самое выразил и Христос, сказав законоучителю: подобная ей, и Петру: если любишь Меня, паси овец Моих (Ин. 21, 17). Любовь не делает ближнему зла, продолжает говорить апостол; любовь есть исполнение закона (Рим. 13, 10). Видишь ли, что любовь имеет то и другое совершенство: как воздержание от зла — ибо сказано, что любовь зла не делает; так и делание добра — ибо сказано, что она есть исполнение закона?
Любовь не только преподает нам сокращенное учение о том, что должно делать, но и облегчает исполнение нравственных законов. Итак, будем любить друг друга, чтобы таким образом изъявить любовь к любящему нас Богу. У людей так бывает, что когда ты полюбишь кого, то другой любящий его вооружается против тебя.
А Бог, напротив, требует, чтобы ты вместе с Ним любил подобных себе, и ненавидит того, кто не разделяет с Ним любви Его. Любовь человеческая исполнена зависти и ревности, а любовь Божия свободна от всех страстей. Посему Бог желает чтобы кто-то разделял с Ним любовь. Люби вместе со Мною, говорит Он, тогда и я еще больше буду любить тебя. Вот слова беспредельно любящего! Если ты, говорит, любишь любимых Мною, то из этого я вижу, что и Меня ты любишь искренно.

Из 23-й беседы на Послание к Римлянам

Источник: "Милосердие.ру"

9 Февраля 2019