ПРОСФОРА

 Слово «просфора» переводится с греческого языка как «приношение». В древности все необходимое для совершения Литургии – хлеб, вино, лампадное масло – приносили в храм прихожане. Для совершения Таинства Евхаристии использовался лучший хлеб, а из прочих принесенных хлебов для утешения жертвователей священники вынимали частицы и после совершения Таинства опускали их в Чашу со Святыми Дарами. Так возник обычай «вынимать» и давать верующим просфоры, то есть принесенные ими же хлебы. А со временем в большинстве поместных православных церквей стали печь просфоры при храмах. [1]
     В Православной Церкви просфоры делаются из квасного, то есть дрожжевого теста с использованием лучшей муки. «Хлеб квасный, – учит св. Симеон Солунский, – есть хлеб, как бы одушевленный через квас и истинно совершенный. Он показывает, что Слово Божие, совершенно нас ради, восприняло нашу плоть; Оно воплотилось, не изменив Своего естества, и со словесною и умною душою восприняло человечество; было совершенным Богом и совершенным Человеком, да и меня воссозиждет всего... В хлебе квасном бывают три вещества, потому что душа наша трехчастна и в честь Троицы. Мука с закваской означают душу, вода – крещение, а соль знаменует ум и учение Слова, Который сказал ученикам: “Вы есть соль земли”» [2].
Сперва просфоры выглядели как обычные круглые хлебы. Однако уже с самой глубокой древности на них стали делать особые изображения – печати. Чаще всего это были изображения Креста. В Сирии и Египте в средней части просфор изображали несколько больших крестов и вокруг – много маленьких. Бывали и такие случаи, когда жертвователи ставили на просфорах свою именную печать.
В Русской Православной Церкви употребляются круглые или четырехугольные печати, в центре которых изображение Креста с надписью:
IС ХС
НИ КА
что означает: «Иисус Христос побеждает». Такая их форма утверждена Большим Московским Собором 1667 года. Сами же просфоры состоят из двух соединенных между собой круглых частей, верхней и нижней, в ознаменование того, что в едином лице Господа Иисуса Христа присутствуют две природы – Божественная и человеческая.
В некоторых храмах и монастырях принято делать печати с изображением иконы особо чтимого в данной местности праздника или святого. Просфоры с такими печатями не употребляются для совершения Божественной Литургии, они предназначены только для раздачи верующим. Правда, просфоры с изображением Божией Матери или надписью «МАРIЯ» иногда используются на проскомидии в качестве Богородичных.
Для совершения проскомидии [3] используется пять просфор: одна – для приготовления Святого Хлеба, который в Таинстве Евхаристии становится Телом Христовым, из другой вынимается частица в честь Божией Матери, из третьей – 9 частиц в честь девяти ангельских чинов, из четвертой – частицы о здравии, из пятой – об упокоении. Эти пять просфор называют служебными, в отличие от малых просфор, которые потом раздают верующим.
Сперва священник, облачившись во все священные одежды и встав перед жертвенником [4], произносит возглас: «Благословен Бог наш, всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь». После этого, взяв первую (агничную) просфору, священник трижды делает на ней копием изображение креста со словами: «В воспоминание Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа». Затем из этой просфоры священник вырезает копием середину в форме куба, произнося при этом слова пророка Исаии, которыми он пророчествовал о Христе: Яко (как) овча на заколение ведеся, и яко агнец непорочен прямо стригущаго его безгласен, тако не отверзает уст своих; во смирении его суд его взятся; род же его кто исповестъ? яко вземлется от земли живот (жизнь) его (Ис. 53, 7 – 8). Эта вырезанная середина кубической формы называется Агнцем (Ин. 1,29). Она кладется посреди дискоса – особого богослужебного сосуда, на котором освящается Святой Хлеб за Литургией. 
Затем священник крестообразно делает два глубоких надреза на нижней стороне Агнца, говоря: «Жрется (приносится в жертву) Агнец Божий, вземляй (взявший на Себя) грех мира, за мирский живот и спасение (за жизнь и спасение мира)», и пронзает копием правую сторону Агнца, произнося слова евангелиста: Един отвоинкопием ребра Ему прободе, и абие (тотчас) изыде кровь и вода; и видевый свидетельствова, и истинно есть свидетельство его (Ин. 19, 34 – 35). При этих словах в стоящую рядом Чашу (Потир) вливается вино, смешанное с небольшим количеством воды.
Затем священник берет вторую просфору, называемую Богородичной, вынимает из нее частицу в честь Божией Матери и полагает ее по правую сторону Агнца на дискосе.
Третья просфора, называется Девятичинной. Из нее вынимается девять частиц в честь святого Иоанна Крестителя, святых пророков, апостолов, святителей, мучеников, преподобных, бессребреников, праведных родителей Божией Матери Иоакима и Анны (а вместе с ними – храмового святого, святых дня, равноапостольных Кирилла и Мефодия, великого князя Владимира и великой княгини Ольги и всех святых), и, наконец, святого составителя сегодняшней Литургии – святителя Василия Великого или Иоанна Златоуста. Эти частицы полагаются по левую сторону Агнца на дискосе сверху вниз в три ряда.
Из четвертой просфоры вынимаются частицы за живых, из пятой – за умерших. Они полагаются в передней части дискоса перед святым Агнцем.
После этого священник вынимает частицы из тех самых просфор, которые потом раздают верующим. Вынутые частицы кладутся там же, перед святым Агнцем, рядом с заздравными и заупокойными частицами, вынутыми из служебных просфор. При этом у жертвенника читаются поданные на Литургию заздравные и заупокойные записки.
Совершив проскомидию, священник молит Господа благословить предложенные Дары (хлеб и вино, которые во время Литургии становятся Телом и Кровью Христовыми), помянуть принесших эти Дары (вино и хлеб, то есть просфоры) и тех, за кого они принесены, самого же его «сохранить неосужденным». Затем священник или диакон совершает каждение всего храма, после которого и начинается Литургия.
Вынутые из просфор частицы в это время лежат на дискосе возле Святого Агнца, символизируя всю Церковь – земную и небесную – членами которой являются и Божия Матерь, и ангелы, и все святые, а также верующие христиане – живые и умершие.
Затем, на Великом Входе, Чаша и Дискос переносятся с жертвенника на Престол. [5] Частицы, вынутые из просфор, по-прежнему лежат возле Агнца. Они находятся там и во время освящения Даров, но, в отличие от Агнца, не становятся Телом Христовым. [6] После того, как заканчивается причащение мирян, священник, вернувшись в алтарь, погружает все вынутые из просфор частицы в святую Чашу, говоря: «Отмый, Господи, грехи поминавшихся зде Кровию Твоею честною, молитвами святых Твоих». Так завершается освящение просфор.
После этого их относят за свечной ящик или в церковную лавку и там раздают прихожанам. Получив просфору, ее следует вкушать благоговейно прежде принятия пищи. Если вы берете ее домой, позаботьтесь о том, чтобы она не зачерствела, не заплесневела, и чтобы крошки от нее не падали на пол. Если вы хотите дать ее ребенку, следите, чтобы он не крошил. Если же по вашей небрежности просфора заплесневела, ее нельзя выбрасывать – отнесите ее в храм для сжигания. То же самое относится к антидору и артосу. Можно порезать и подсушить просфору – так она будет дольше храниться. Будьте благоговейны к святыне, и она станет для вас средством духовной поддержки и укрепления.
 

[1] Люди, которые их выпекают, именуются просфорниками или просфорницами. Они должны вести благочестивую жизнь И совершать свое дело с молитвой и благоговением.

[2] Симеон Солунский, сет. Цит по: Настольная книга священнослужителя. Т. 4. М., 1983. С. 754.

[3] Слово «проскомидия» в переводе с греческого означает «принесение». Так называются священнодействия, совершаемые в алтаре в начале Литургии, во время чтения часов.

[4] Жертвенник напоминает по виду стол, находится в левой передней части алтаря и служит для совершения Проскомидии.

[5] Престол выглядит так же, как и жертвенник, но находится посреди алтаря. На нем и совершается святейшее Таинство Евхаристии, когда хлеб и вино становятся Телом и Кровью Христа..

[6] Мнение о том, что прихожан причащают вынутыми из просфор частицами, является глубоко ошибочным и происходит из полного незнания чинопоследования Литургии.