Слово святителя Иннокентия Херсонского в Понедельник Светлой Седмицы

Слово святителя Иннокентия Херсонского в Понедельник Светлой Седмицы Христос воскресе!

Когда хотят праздновать в честь какого-либо высокого и важного лица, то обыкновенно стараются узнать, что ему особенно нравится, и что для него противно. – Мы, братие, предначали вчера празднество в честь лица самого великого и важного, – в честь Господа и Спасителя нашего, за нас пострадавшего и для нас воскресшего. Посему тем нужнее для нас знать верно, что Ему в нашем праздновании может быть благоугодно, и что противно.

Кто же нам откроет сие? О привычках и наклонностях сильных земли узнают от их приближенных. К нашему Господу ближе всех те, кои всегда творят волю Отца Его. Один из таковых был святой Павел, который пользовался за сие еще на земле такой постоянной и великой близостью к Воскресшему, что мог сказать о себе: «живу... не ктому аз, но живет во мне Христос» (Гал. 2:20).

Скажи же нам, Божественный апостоле, как лучше праздновать пасху, – праздновать так, чтобы сим празднованием угодить воскресшему Господу. Он так много страдал за нас, что для нас было бы величайшим несчастьем, если бы еще и наше празднование послужило для Него в огорчение.

Когда действительно хотите, отвечает апостол, праздновать достойным образом Пасху; то празднуйте оную «не в квасе весте, не в квасе злобы и лукавства, но в безквасиих чистоты и истины: ибо Пасха наша за ны пожрен быст, Христос» (1 Кор. 5:7-8).

Итак, вот чего не любит Господь наш, и чего по тому самому ни под каким видом не должно быть у нас среди настоящего празднества в честь Его: – это ветхий квас, иначе квас злобы и лукавства! Вот что Ему приятно и чем по тому самому как можно более должно запастись каждому из празднующих: это безквасие чистоты и истины!

«Но почему апостол, говоря о Пасхе, упоминает о квасе? Что за отношение между квасом и Пасхой?» – Следующее: давая совет, как праздновать христианам свою Пасху, апостол имел притом в виду пасху иудейскую. Иудеям, во время празднования их пасхи, под опасением смерти, повелел Господь беречься всего квасного (Исх. 12:15): посему они за несколько дней до пасхи оставляли, и теперь оставляют, употребление кваса. Имея в виду такой обычай и такую строгость Церкви ветхозаветной, апостол советует то же делать и христианам, во время празднования своей Пасхи, то есть наблюдать безквасие. Но иудей берегся кваса вещественного, ибо был под законом обрядовым, «под стихиями... мира» (Гал. 4:3); а христианин должен беречься кваса духовного – злобы и лукавства. Иудей вкушал в продолжение пасхи опресноки, бывшие только символом чистоты, а христианин должен питаться самой вещью, иметь чистоту духовную. Вот почему апостол говорит таким сравнительным языком, и рассуждая о том, как христианам праздновать Пасху, упоминает притом о квасе и велит его беречься!

Но важность совета апостольского не в выражении, а в существе вещи; и на сие-то, братие, должны мы обратить теперь все наше внимание. Апостол требует, чтобы у празднующих Пасху не было, во-первых, злобы. И зачем ей быть тут? Пусть она останется в сердце врагов Иисусовых, в сердце Иуды, Пилата и ему подобных (о, если бы не было ее и там!); а в сердце христианина зачем быть злобе? На кого злиться? – Не за всех ли умер Христос, и не для всех ли воскрес? Он умер и воскрес для всех, а мы не в состоянии будем, ради Его, перенести какой-либо обиды, какого-либо слова? Что же мы за последователи Его? Если бы кто обидел нас и самой жестокой обидой, то мы должны простить ему ныне, ради Воскресшего. Ибо при такой радости не время считаться обидами. Никто более нас самих не прогневал Царя Небесного; но воскресший Господь всем исходатайствовал прощение. Нам ли, помилованным, продолжать злобу? Прощенным ли считать долги? Напротив, если бы кто имел врага самого жестокого, то нарочно употреби все усилия примириться с ним в настоящие дни: превратив злобу его в любовь, ты премного угодишь Воскресшему, составишь для него празднество самое светлое. «Но как явиться к такому врагу?» А как Господь являлся врагам Своим ради тебя! Явись о имени Иисуса, скажи: Христос воскресе, и докажи сие на деле; объяви, что Воскресший не велел питать вражды, что ты исполняешь повеленное от Него, скажи сие, и требуй мира и любви. Послушает? – Ты приобрел брата, отнял его у сатаны и даровал Господу. Не послушает? – Ты сам вышел из области смерти; ибо «ненависть, – по слову апостола, – есть смерть» (1 Ин. 3:14).

Второе требование святого Павла состоит в том, чтобы у празднующих Пасху не было лукавства. Лукавство никогда неприлично христианам; ибо для чего лукавить тем, кои все должны быть братиями, все созданы и воссозданы во Христе для истины, кои идут к одной цели, сражаются с одними врагами, пользуются одними средствами спасения, для коих всех истина столь же необходима, как воздух? Но тем паче в настоящие дни неприлично христианину иметь и малейший вид лукавства. – Ибо что говорит он ныне другим, и что слышит от других, встречаясь с ними? Говорит: «Христос воскресе!» Слышит: «воистину воскресе!» То есть, мы все христиане делаемся ныне свидетелями и благовестниками истины Воскресения Христова, и потому повторяем оную все стократно, вопреки иудеям, силившимся и теперь еще силящимся сокрыть сию истину в неправде, клеветавшим и теперь еще клевещущим на апостолов Христовых, будто они похитили тело своего Учителя. Но в свидетеле всего нужнее любовь к истине: тому не верят, когда говорит и правду, кто часто говорил неправду. Посему, предаваясь лукавству и лжи в настоящие дни, мы сим самым лишим язык свой всей силы, отвратим от себя всякое доверие, не только врагов нашей веры, иудеев, магометан и других, но и самых присных наших; ибо «от лживого, – скажет всякий, – кая истина!» (Сир. 34:4). В таком случае лучше не говорить: «Христос воскресе!» И не отвечать: «воистину воскресе!» А молчать, зная свое недостоинство. Но как молчать, когда все говорят и свидетельствуют о воскресении? Такое молчание было бы тяжелее смерти. Значит, надобно возлюбить истину, и удалить от себя всякий вид двоедушия: неискренности, хитрости и лукавства, дабы соделаться достойным свидетелем истины Воскресения Христа.

Наконец, апостол требует для достойного празднования Пасхи чистоты и истины. Праздник всякий любит чистоту; вследствие чего, мы очищаем к праздникам домы наши и одежды; измываем самих себя. Но для Воскресшего нужна не сия чистота. Он готов принять нас в рубищах, готов нагих посадить за трапезу с собой, коль скоро душа чиста и облечена в одежду невинности. И напротив, измовенные уста для Него отвратительны, когда на них привитает ложь и нечистота сердечная: и светлая одежда для Него хуже вретища, когда под ней сокрываются страсти, когда она куплена притеснением ближних. Посему, празднуя Пасху, надобно заботиться не об одной чистоте домов и одежде, а паче о чистоте души и сердца. Без сей чистоты с каким лицом осмелимся мы приходить в церковь? Ибо в сии наипаче дни в церкви множество Ангелов: как стать среди сонма чистейших духов с нечистой душой? Кроме сего надобно часто в сии дни лобызать крест, икону воскресения и священный хлеб: как приступить к сей святыне с очерненной совестью, со зловонием греха? Если бы даже не захотел подходить ко кресту и хлебу, по причине своей нечистоты, а удовлетворился одним стоянием в церкви; то все ты не можешь спокойно взирать на святилище. Ибо, смотри, царские двери отверзты всю неделю! Это значит, что Сам Царь славы непрестанно на тебя смотрит с своего престола. Сокроется ли от его очей, если в тебе есть какая-либо нечистота греховная? И какая дерзость стоять пред лицом Царя в рубищах греха, с язвами совести!

Магдалина шла с благовонным миром на гробе Воскресшего, но и тут сказано ей: «не прикасайся Мне!» (Ин.20:17) Что же скажут нам, если мы будем исполнены худых мыслей, беззаконных замыслов?

Но довольно уже говорили мы, каково должно быть настоящее празднество; скажем теперь нечто и о том, как бывает оно на самом деле.

Ах, братие, как далеко отстоят наши празднования Пасхи от истинного празднества, коего требует апостол! Вам известны обычаи мира в сии дни, происшествия, их наполняющие, занятия, в коих они проходят: скажите сами, когда менее чистоты и святости между людьми, как не в сии дни? Когда наипаче злословят, лгут, кощунствуют, как не в сии дни? Когда наиболее распрей, браней, даже убийств, как не в сии дни? – С окончанием поста как будто оканчивается у многих все доброе; Христос воскресает, а они умирают духом! И для людей с чувством христианским тяжело смотреть в сии дни на безумные игрища, на забвение многими всякого воздержания, на явное торжество нечистых страстей: каково же должно быть при сем воскресшему Господу, Тому, Который, для того и умрет за нас, чтобы соделать всех нас людьми чистыми и святыми? Посему-то, братие, заметили ль вы, какая просьба предложена была нам от имени Воскресшего? – «Потерпи Мене, глаголет Господь», – читалось в прошедшую субботу на литургии, – потерпи Мене «в день воскресения Моего, во свидетельство» (Соф. 3:8). Признаюсь, братие, что я, когда слышу слова сии, всегда исполняюсь стыда и сокрушения. Вот, думаю, до чего дошли христиане, что им надобно предлагать такую просьбу! – Спаситель не требует уже ничего для Себя от тех, кои искуплены Его Кровью; не говорит: «прославь Меня», или: «принеси Мне в дар что-либо»; нет, это много для Его последователей! Он ищет меньшего, просит не долга, а милости, не справедливости, а снисхождения: «потерпи Мене!»(Соф.3:8)

Ты, как бы так говорил Он, не хочешь служить Мне, хотя куплен Моей Кровью; не хочешь следовать за Мной, хотя клялся быть Моим последователем. Окажи, по крайней мере, одну милость: «потерпи Мене», не предавайся порокам при Мне, не изгоняй Меня прежде времени, не благословляй в лицо. «Потерпи Мене», хотя ненадолго, хотя в день Воскресения Моего, в тот день, когда и узникам дают свободу, и с врагами обходятся дружелюбно. Пусть пройдут Мои торжества, престанут славословия, затворятся двери: тогда, если хочешь погубить душу твою, тогда твори угодное тебе: а теперь не изменяй так нагло, не безславь Моего Креста, не порочь своей веры и Моей Церкви. «Потерпи Мене, потерпи во свидетельство Мое»; Мне нужно свидетельство! У Меня идет спор, и спор не малый: «суд мой в сонмища языков» (Соф. 3:8). Это овцы... кои «не суть» еще «от двора» Моего (Ин. 10:16), коих Мне тяжко подобает привести в ограду Церкви. Но как привести, когда, приведенные уже будут бежать вон? – Как привести, когда неверные видят в последователях Моих все мерзости язычества? Как привести, когда Меня Самого изгоняют из храмов безчинствами во дни самого Воскресения Моего? Итак, еще прошу: «потерпи Мене; зане суд Мой в сонмища языков!» Иначе иудей за тебя будет издеваться надо Мной; иначе магометанин за твою жизнь будет поносить Крест Мой; иначе суд Мой с ними будет продолжительнее; ибо у Меня будет недоставать свидетельства Моих последователей. Сам диавол посмеется над торжеством Моим: Я буду показывать язвы, за тебя понесенные, а он будет выставлять язвы, тобой за него носимые; Я буду изводить души из ада, а он твою душу повлечет во ад; Я буду распространять Жизнь и Воскресение, а он через тебя будет разливать смерть и тление. «Потерпи убо Мене... в день воскресения Моего, во свидетельство: зане суд Мой в сонмища языков!»(Соф. 3:8)

Надобно, братие, иметь каменное сердце, чтобы не тронуться от сего гласа Воскресшего Господа. Посему и не почитаю нужным присовокуплять что-либо к нему, кроме совета и моления, чтобы вы размыслили о нем сами, на свободе дома. Кто сделает сие, тот наверно столько умилится сердцем, что постарается провести настоящий праздник, как советует апостол, а не как требуют плоть и кровь, то есть, «не в квасе злобы и лукавства, а в безквасиих чистоты и истины»(1 Кор. 5:8). Аминь.

17 Апреля 2017