4 февраля. Воскресенье

Неделя о блудном сыне. Глас 2-й.
Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской. Ап. Тимофея (ок. 96). Прмч. Анастасия Пе'рсянина (628). Прп. Макария Жабынского, Белевского, чудотворца (1623).
Прмч. Анастасия, диакона Печерского, в Ближних пещерах (XII). Мчч. Мануила, Георгия, Петра, Леонтия епископов, Сиония, Гавриила, Иоанна, Леонта, Парода пресвитеров и прочих 377-ми (ок. 817).
Сщмчч. Иоанна Успенского и Евфимия Тихонравова пресвитеров (1938).
Поминовение всех усопших, пострадавших в годину гонений за веру Христову.

Утр. – Ев. 2-е, Мк., 70 зач., XVI, 1–8. Лит. – 1 Кор., 135 зач., VI, 12–20. Лк., 79 зач., XV, 11–32.. Мчч.: Рим., 99 зач., VIII, 28–39. Лк., 105–106 зач., XXI, 8–19.

Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

icon_novomucheniki.jpgТолько в день празднования Собора новомучеников и исповедников Российских совершается память святых, дата смерти которых неизвестна.

В этот день Святая Церковь совершает поминовение и всех усопших, пострадавших в годину гонений за веру Христову. Поминовение это совершается по определению Священного Синода Русской Православной Церкви от 30 января 1991 года на основании решения Поместного Собора 1917-1918 годов.

Жестокий и кровавый XX век стал особенно трагическим для России, потерявшей миллионы своих сынов и дочерей не только от руки внешних врагов, но и от собственных гонителей-богоборцев. Среди злодейски убиенных и замученных в годы гонений было неисчислимое множество православных: мирян, монахов, священников, архиереев, единственной виной которых оказалась твердая вера в Бога.

Прославление в лике святых сонма новомучеников и исповедников Российских на юбилейном Архиерейском Соборе 2000 года, на рубеже тысячелетий, подвело черту под страшной эпохой воинствующего безбожия. Это прославление явило миру величие их подвига, озарило пути Промысла Божьего в судьбах нашего Отечества, стало свидетельством глубокого осознания трагических ошибок и болезненных заблуждений народа. В мировой истории еще не бывало такого, чтобы столько новых, небесных заступников, прославила Церковь (к лику святых причислены более тысячи новых мучеников).

Среди пострадавших за веру в ХХ веке ― святитель Тихон, Патриарх Московский и всея Руси, избрание которого произошло в Храме Христа Спасителя (1925); святые Царственные страстотерпцы; священномученик Петр, митрополит Крутицкий (1937); священномученик Владимир, митрополит Киевский и Галицкий (1918); священномученик Вениамин, митрополит Петроградский и Гдовский; священномученик митрополит Серафим Чичагов (1937); ключарь Храма Христа Спасителя священномученик протопресвитер Александр (1937); преподобномученицы великая княгиня Елисавета и инокиня Варвара (1918); и целый сонм святых явленных и неявленных.

Икона Собора новомучеников и исповедников Российских была создана иконописцами Православного Свято-Тихоновского Богословского института. Состоит образ из средника, деисиса и 15 клейм, размер иконы 167х135 см. Описание иконы издано отдельной брошюрой: «Икона Собора новых мучеников и исповедников Российских, за Христа пострадавших, явленных и неявленных, прославленных на Юбилейном Архиерейском Соборе» (49 страниц).

Икона «Собор святых, прославленных в лето двухтысячное от Рождества Христова» была создана в Иконописной школе при Московской духовной академии. Размер иконы 95х71 см. На ней изображены 57 подвижников.

Святые новомученики и исповедники Российские, молите Бога о нас!

Слово в Неделю о блудном сыне

Наводит ли нас, братие, слышанная нами ныне притча о блудном сыне на те размышления, какие хочет вы­звать в нас посредством нее святая Церковь? Быть может, многие вы­слушали ее как бы в полудремоте, так что она не вызвала в них ника­ких воспоминаний, не навела ни на какие размышления? Другие, быть может, слушая притчу и сопровождавшие ее церковные песно­пения, снова пленялись ее красотой и трогательностью? Но и это еще не все то, чего желает святая Церковь, - она хочет, чтобы, слу­шая притчу, мы пришли к сознанию, что мы и сами - блудные сыны и дщери, чтобы, подобно блудному сыну, мы пали в раскаянии пред Отцом небесным и воззвали к Нему: Отче, согреших на небо и пред Тобою (Лк. 15, 18). Сделали ли мы это, братие, почувствовали ли горечь рас­каяния и желание пасть пред Отцом небесным, если не на землю, со слезами и великим самоуничижением, то хотя бы со скорбью в серд­це, мысленно?

Конечно, в нынешний гордый век весьма немногие склонны на­звать себя блудными сынами и дщерями. И они, быть может, правы с точки зрения мира, с той точки зрения, которая провозглашалась в наши дни открыто, когда учащиеся подростки обоего пола, ходя по улицам города, кричали: «Да здравствует свободная любовь!» Но ведь не должны мы забывать, что после суда мира мы будем еще судимы судом Евангелия Христова. Неужели мы можем оправдаться пред Богом за то только, что еще не погрязли в блуде и распутстве, как блудный сын притчи, если еще не утратили чистоту тела своего? Разве нечистые помыслы и вожделения не оскверняют нашего храма те­лесного еще более иногда, чем самое дело, совершенное посредст­вом тела? Разве, исполненные нечистыми и страстными помыслами, мы можем сделаться «храмами Духа Святого», к чему призываемся мы нынешним апостольским чтением (1 Кор. 6, 19)? Вспомним сло­во Христово о том, что даже взирающий на жену с вожделением со­вершает уже чрез то в сердце своем прелюбодеяние (Мф. 5, 28). Итак, хранили ли мы себя от нечистых помыслов и вожделений, ког­да ходили по улицам, когда увлекались не в меру чтением книг, воз­буждавших нечистые мечты и образы плотской любви, когда охотно беседовали о том же?

Будем измерять свое духовное настроение той мерой, какую ука­зал Господь, когда сказал: Возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею мыслию твоею (Мф. 22, 37)! Между тем мы, обольщая себя мыслью, что те или иные удовольствия мира сего дозволены или не запрещены в Евангелии Христовом, готовы преда­ваться им без меры и размышления, со страстью, которая совершен­но погашает в сердце нашем любовь ко Христу. Конечно, не запреще­но в Евангелии пользоваться благами мира, но в какой мере? Не за­поведал ли Господь всем Своим последователям (не инокам только) оставлять и даже возненавидеть ради Него жену, детей, братьев, сес­тер, имения (Лк. 14, 26), когда кто начинает любить их более, чем Христа, оставлять если не самым делом, то волею, путем подавления в сердце пристрастной любви, погашающей любовь ко Христу?

Ко­нечно, не запрещено людям ни наслаждаться благами мира, ни же­ниться, ни пользоваться вообще благами мира, но как пользоваться? Так, чтобы «имеющие жен были, как не имеющие, и плачущие, как не плачущие, и радующиеся, как не радующиеся, и покупающие, как не приобретающие» (1 Кор. 7, 29-30), то есть не предавались бы любви к миру с всепоглощающей страстью.

Не поэтому ли Господь, не запрещавший жениться и пользовать­ся благами мира сего, чрезмерное пристрастие ко всему этому при­равнивал к состоянию развращенного мира пред всемирным потопом или во время гибели Содома и Гоморры: Как было во дни Ноя, так будет и во дни Сына Человеческого: ели, пили, женились, выходили замуж, до того дня, как вошел Ной в ковчег, и пришел потоп и погубил всех. Так же, как было и во дни Лота: ели, пили, покупали, продавали, садили, строили; но в день, в который Лот вышел из Содома, пролился с неба дождь огненный и сер­ный и истребил всех; так будет и в тот день, когда Сын Человеческий явит­ся (Лк. 17, 26-30).

Посему слышанная нами ныне притча да напомнит нам, братие, о всех путях нашей жизни, которыми мы ходили блудно! Не будем оправдывать себя и исключать из числа блудных сынов потому лишь, что не погрязли мы в порочных делах: ведь уже услаждение нечисты­ми помыслами и вожделениями в сердце есть прелюбодеяние духов­ное, так как из помыслов, как из семени, рождаются непременно и худые дела, когда не отгоняем от себя первых. Исполнимся и к са­мым помыслам той же ненавистью, какой исполнены были к врагам своим пленные евреи, воспевавшие: Блажен, иже имет и разбиет мла­денцы твоя (то есть Вавилона) о камень (Пс. 136, 9); именно помыслы, по духовному изъяснению святых отцов подвижников, должны мы подразумевать под младенцами Вавилона. Пусть не погашают в нас страстные помыслы и вожделения любви к дому Отчему, как прист­растие к благам мира побудило некоторых пленных евреев не воз­вращаться в отечество из пленившего их Вавилона! Будем подобно лучшей части еврейских пленников питать одинаковую с ними любовь к дому Отчему, возбуждая себя к тому словами песни их: Аще за­буду тебе, Иерусалиме, забвена буди десница моя, прильпни язык мой горта­ни моему, аще не помяну тебе, аще не предложу Иерусалима, яко в начале ве­селия моего (Пс. 136, 5-6), всякого земного удовольствия и радости.

Да не угасает в сердцах наших любовь, особенно к сему дому, в ко­тором собираемся для молитвы и поучений духовных, ибо Господь храм назвал домом Отца Своего по преимуществу, когда сказал: Дом Мой домом молитвы наречется (Мф. 21, 13; Ин. 2, 16; сравнить: Лк. 2, 46, 49). Кто с неохотой, с холодностью, даже с ожесточением приходит и стоит в доме сем, тот - блудный сын, ушедший из дома отчего «в страну далече». Посему возлюбим дом сей, чаще и с любовью будем сюда приходить к небесному Отцу Своему! Аминь.

Священномученик Фаддей (Успенский)

Житие святого апостола Тимофея
Житие и страдание святого преподобномученика Анастасия Персянина.
Память святых мучеников Мануила, Георгия, Петра, Леонтия, Сиония, Гавриила, Иоанна, Леонта, Парода и прочих, числом 377, с ними пострадавших