Шамордино: любимое детище преподобного Амвросия Оптинского

Шамордино: любимое детище преподобного Амвросия Оптинского

В нынешнем году Казанская Амвросиевская ставропигиальная женская пустынь отмечает 135-летие со дня основания. Женская община в сельце Шамордино, расположенном между старинными городами Калугой и Козельском, была учреждена Определением Святейшего Синода от 13–20 июня 1884 года. А день освящения домовой церкви в честь Казанской иконы Божией Матери, созданной стараниями преподобного старца Амвросия, считается днем создания монастыря. Первой настоятельницей обители стала духовная дочь старца монахиня София (Болотова).

История и современность, труды сестер по возрождению монастыря и спасению своих душ – эти аспекты легли в основу нашей беседы с настоятельницей монастыря матушкой игуменией Сергией (Щербаковой).

О полунощнице, или как укреплялся дух любви к богослужениям

Матушка, меня поразили многие факты из жизни будущей первоначальницы вашей обители. И в первую очередь то, что когда она, вдова из древнего благочестивого дворянского рода, стремилась к монашеству, ее духовник отец Амвросий неожиданно благословил ей выйти замуж за пожилого козельского помещика. Лишь после его смерти батюшка облек свою преданную духовную дочь в иноческое одеяние. Чуть позже он совершил ее постриг в мантию с оставлением прежнего имени, а незадолго до кончины матушки – постриг в великую схиму.

Со своей стороны скажу, что жизнь есть жизнь, и в ней всякое бывает: самые неожиданные примеры подвижничества, великого смирения или противления воле Божией. Вот и Софья Михайловна из послушания духовному отцу соединилась с человеком, обремененным многими болезнями. Ухаживая за ним с христианским терпением, она училась отречению от своей воли. Для нее этот период стал своего рода подготовительной школой перед поступлением в монастырь, в котором матушка за столь короткий срок своего настоятельства (чуть более трех лет) смогла не только отстроить зарождавшуюся обитель, но и под руководством преподобного Амвросия создать крепкую духовную основу для монашеской жизни.

Начиная наш разговор об обители, нельзя не вспомнить Вашу предшественницу – приснопамятную матушку Никону (Перетягину), много сделавшую для того, чтобы в возрождающейся в 90-е годы обители «прижился» наиболее полный богослужебный устав, включающий ночные полуношницу и утреню. Вы ведь из числа первых сестер и, наверное, все это помните?

Есть примечательный эпизод, рассказанный самой матушкой Никоной в ее последнем интервью, которое опубликовано в «Журнале Московской Патриархии» за октябрь-ноябрь 2011 года. Когда, еще будучи монахиней Рижского Свято-Троицкого Сергиева монастыря, она, получив назначение, весной 1990 года приехала в Шамордино, первым кого здесь встретила матушка, был игумен (ныне архимандрит) Поликарп (Нечипорук), незадолго до этого назначенный в обитель духовником и строителем. После взаимных приветствий отец Поликарп ее спросил: «Как думаете, матушка, когда нам начинать полунощницу? Что если в двенадцать ночи?». Она ответила, что именно об этом всегда мечтала: читать полунощницу, как положено, в полночь. То есть с первых минут у них возникло взаимопонимание, которое в течение двадцати двух лет, что матушка стояла во главе обители, лишь укреплялось. А митрополит Евлогий (Смирнов), находящийся сейчас на покое, а в те годы – наместник Оптиной пустыни, рассказывал, как матушка Никона и отец Поликарп приехали к нему из Шамордина за благословением на совершение ночной полунощницы. Он сначала возмутился: монастырь лежит в руинах – до ночных ли служб? Однако «ходатаи» стали его убеждать, что это необходимо для возрождения монашеского духа в разрушенной обители, и, в конце концов, он сдался, только спросил: «А вы потянете?» Потянули… Суть в том, что это был не просто горячий порыв – это закрепилось. Дух любви к богослужениям, присущий нашим руководителям, передавался от них как первоначальным сестрам, так и тем, кто приходил в обитель в последующие годы. У нас любят службы. В основном это заслуга отца Поликарпа, потому что богослужение все на нем. Матушка поддерживала – говорила, чтó в каком порядке следует совершать по уставу. Батюшка все осуществлял.

Теперь Вам Господь судил все поддерживать. Матушка Сергия, нельзя обойти вниманием еще одну дату: пять лет назад Святейшим Патриархом Кириллом Вы были возведены в сан игумении. Получилось ли у Вас за это время установить добрый контакт с духовником обители, какой был у Вашей предшественницы и наставницы? Не случается ли такого, что сестра не знает, кого слушаться: духовника или игумению?


Наш батюшка архимандрит Поликарп не просто духовно опытный пастырь. Он настоящий Божий человек, а с такими людьми, как правило, бывает легко. Я поступила сюда в декабре 1990 года, и с той самой поры батюшка является моим духовным отцом. Когда меня назначили игуменией, то увидела в действии тот его принцип, что был ему присущ при матушке Никоне, а именно: главный человек для сестер – это игумения, и с ее мнением духовник считается. Он может в чем-то помочь, что-то подсказать, но делает это осторожно, тактично, никогда не идет наперекор. Я в свою очередь тоже стараюсь к нему прислушиваться. Видимо, Господь так управляет, что мы с батюшкой имеем на многое похожие взгляды. В важных вопросах монастырской жизни расхождений у нас практически нет.

«Послушания даются в основном по потребности монастыря»


Матушка, в монастыре более ста насельниц. Удается ли помнить имя каждой сестры?

И имя, и фамилию, и год рождения! Поскольку с 1993 года я стала исполнять обязанности благочинной, мне уже тогда пришлось лично знакомиться с поступающими сестрами, назначать им послушания. В какой-то момент я получила в распоряжение их личные дела, в которых содержались их прошения в монастырь и биографии. К тому времени у нас насчитывалось около 50 насельниц, затем в довольно короткий период (2-3 года) собралось уже более 100 сестер. Всех их я знала лично, кроме одной, чье дело оставалось в общей папке, но самой ее уже не было. Спросила о ней у старшей сестры монахини Амвросии, приехавшей вместе с матушкой Никоной из Рижского монастыря: мол, кто такая? Личное дело есть, а кто это, где она? Услышала в ответ, что Ирина поступила в самом начале, но пробыла здесь недолго. Впоследствии я с ней все же познакомилась, когда она вновь стала посещать обитель, и я узнала, что в свое время она входила в московскую инициативную группу, которая отстаивала место для монастыря в 1988 году. Тогда руководство Московского научно-производственного объединения им. Лавочкина хотело создать на монастырской территории санаторий для своих сотрудников. Костяк протестующей группы составили представители ученого мира, в их числе специалист по квантовой механике Фаддей Яковлевич Шипунов. У него в соседней деревне был летний домик, куда он часто приезжал с семьей. Собирая сведения о Шамордино, Фаддей Яковлевич общался с местными жителями, что-то с их слов записывал. В общем, инициативная группа москвичей свою работу сделала – территория монастыря в 1990 году была передана Русской Православной Церкви. Так что после личного знакомства с Ириной я могу сказать, что теперь знаю всех сестер, которые когда-либо были связаны с монастырем.


А каков принцип распределения послушаний? Учитываются ли при этом задатки, склонности к той или иной работе, образование?

Послушания даются в основном в соответствии с потребностями монастыря. Мы не сразу начинаем выяснять, кем человек был в миру, какое у него образование. Потому что не раз случалось, что кто-то из прибывших сразу объявлял о своем намерении остаться в обители навсегда, но при встрече с первыми трудностями уезжал довольно скоро. Поэтому все приходящие к нам обычно проходят свое первое послушание или в трапезной, или на кухне, или на скотном дворе. Если же сестра по возрасту или по состоянию здоровья не может понести одно из этих трех послушаний, ей назначается что-то более легкое: работа в овощном цехе, дежурство и уборка в храме, помощь в богадельне. В это время мы, конечно, наблюдаем за новой сестрой, смотрим, любит ли она монастырские труды, уединение и молитву, насколько исполнительна и послушна. Примерно через четыре-пять месяцев, если видно, что сестра-кандидат утвердилась в своем намерении остаться в монастыре, я знакомлюсь с ней лично: точнее узнаю ее возраст, семейное положение, с тем чтобы выяснить, нет ли препятствий к ее уходу из мира, обращаю внимание на образование и специальность. Например, может случиться так, что в пошивочной не хватает рабочих рук, и если эта сестра по профессии – швея, тогда мы можем послать ее туда на подмогу. По-разному бывает. Но все-таки, особенно в последнее время, мирская профессия в обители чаще всего остается невостребованной. Поэтому сестра делает ту работу, которая нужна монастырю сегодня, а это может быть что угодно, в том числе и то, чем она никогда не занималась в миру. Помню, как в 2010 году оказалось, что на скотном дворе в Переделкино все, посланные нами туда сестры имели высшее образование, на что первым с удивлением обратил внимание Святейший Патриарх.

В Переделкино?

Да, в Патриаршей резиденции. Еще при Святейшем Патриархе Алексии там обустроили скотный двор, и несколько наших сестер было туда командировано.

Какие еще у нас есть традиционные для монастыря послушания, кроме вышеперечисленных? Уборка храмов и благоустройство территории, огороды, курятник, пасека. Также имеются мастерские церковных ремесел.

Среди профессий, которые действительно могут пригодиться в монастыре, стоит назвать профессию медика. Такие сестры могут работать в монастырской больнице или богадельне, но общие послушания у них тоже бывают. Или другой пример востребованной мирской профессии: одна из сестер, имея высшее образование, два года преподавала в православной гимназии, в монастыре она пригодилась в том же качестве и обучает сестер.

Прежде были пробы, теперь – серьезная учеба

Матушка, в ряду важных событий этого года можно назвать еще одно – обитель вошла в число 12 соискателей, получивших свидетельство о церковной аккредитации Курсов базовой подготовки в области богословия для монашествующих. Сестры любят учиться? Они готовы нести увеличившуюся нагрузку – и послушания исполнять, и ходить на занятия, сидеть за учебниками и сдавать зачеты?


Я бы сказала так: несмотря на свою загруженность, сестры учатся с желанием. Все это начиналось еще при матушке Никоне, но тогда были пробы: занятия проходили раз в неделю – в воскресные дни сестры изучали Священное Писание. Был период, когда образовательный процесс прерывался. Затем он возобновился, так как мы уже поняли его важность и необходимость. В то же время учеба не была обязательной. Но когда на Архиерейском Соборе 2011 года Святейший Патриарх Кирилл поставил перед православным монашеством задачу получения качественного духовного образования, мы ясно осознали, что это очень своевременно. Затем в 2015 году Высший Церковный Совет принял «Положение об образовательных курсах для монашествующих Русской Православной Церкви». Цель была поставлена, оставалось подумать, как организовывать учебу, чтобы сестрам для получения образования не приходилось выезжать из обители. Вскоре нам представилась такая возможность, когда две наши насельницы завершили богословское образование в ПСТГУ.


До этого долгое время мы занимались в трапезной. Но наш эконом монахиня Власия (Ушакова), став директором нашей катехизаторской школы, сразу поставила вопрос о необходимости иметь отдельное помещение для занятий. На территории монастыря находится построенный еще в советское время деревянный дом. Мы его полностью обустроили под школу со всем необходимым для учебного процесса.

Как именно проходят занятия?


В старшей группе у нас учится около 40 человек, в младшей – порядка 30. Занятия проводятся также и в богадельне, пожилые монахини охотно их посещают. Меня это радует, поскольку учеба углубляет их знания и способствует молитве.

В катехизаторской школе на данный момент преподаются четыре предмета: Священное Писание Ветхого и Нового Заветов, православное вероучение, общая церковная история. В новом учебном году мы планируем ввести еще два: история Русской Православной Церкви и основы богослужебного устава. Но по условиям аккредитации должно быть восемь предметов, так что на очереди остаются церковнославянский язык и история православного монашества.

В течение учебного года сестры обязательно пишут по изучаемому предмету четыре контрольные работы, за которые выставляются оценки по пятибалльной системе. Что касается итогового зачета, то сестра отвечает по билету и получает «зачет» или «не зачет». Есть сестры, которым в связи с их послушаниями тяжело осваивать сразу несколько дисциплин. Поэтому возможен вариант, когда сестре будет разрешено изучать в течение учебного года только один предмет. Куда нам спешить? Мы год поучимся и два, и три, и шесть… В этом деле главное усвоить материал, а не поставить галочку. Сестры должны пользоваться своими знаниями, иметь церковный взгляд и твердо стоять в истине. Ни для кого не секрет, что немало ересей и расколов зародилось именно в монастырской среде из-за недостатка книжного образования, да и общего развития. Это наша давняя и общая беда, с которой сейчас ведется борьба. Дело трудное, но необходимое.


Можете рассказать о преподавателях монастырской школы?

Монахиня Власия (Ушакова), проживающая в монастыре с 1991 года, в свое время изъявила желание учиться на заочном отделении в ПСТГУ (миссионерский факультет). За год до нее этот же факультет закончила инокиня Анимаиса (Комарова): до прихода в монастырь она была студенткой светского вуза, но, избрав монашескую судьбу, оставила его. Мы подумали, что молодой сестре необходимо завершить образование, и ее направили в ПСТГУ. Причем, когда мать Власия и мать Анимаиса начинали учиться, они не предполагали, что будут преподавать в монастыре. Но в процессе перехода на новый этап учебы все как-то естественно вышло: сестры проучились дополнительный год, чтобы иметь право преподавания, и вот теперь они преподают у нас церковные дисциплины. Третья – монахиня Нектария (Мареева), о которой я уже упоминала. Она сейчас попутно обучается в ПСТГУ дистанционно по специальности «Теология», до окончания остается еще полтора года. Так что учебное дело у нас протекает вовсе не на любительском уровне, а напротив, очень ответственно и серьезно: классный журнал, учебники, учебные пособия, конспекты, рефераты – все по образцу классической школы.

Стоит добавить еще несколько слов об аккредитации Курсов базовой подготовки в области богословия для монашествующих. Когда об этом зашла речь, мы сразу поняли, что если получим аккредитацию, то не только шамординские сестры смогут обучаться в стенах нашей школы. В глубинке, где мы находимся, есть небольшие епархиальные женские монастыри и монашеские общины, насельницам которых тоже надо учиться. И некоторые из них уже обращались к нам. Сегодня мы готовы принять их для совместной учебы с нашими сестрами.

****

О многих сторонах жизни монастыря довелось услышать от матушки настоятельницы. Особенно тронул рассказ о 105-летней схимонахине Серафиме (Бобковой), ставшей живым связующим звеном между старым и новым Шамордино. Маленькой девочкой, приезжавшая в Оптину пустынь с бабушкой, она сподобилась благословения преподобного Амвросия Оптинского. До революции Ирина и ее сестра поступили в Казанскую Амвросиевскую пустынь, стали рясофорными послушницами. После закрытия обители путь Ирины в родной Гомель оказался долгим, со многими скорбями и потерями духовно близких людей. Там, на родине, она была пострижена в мантию, позже – в схиму. Жила в миру. Услышав, что почти через 70 лет вновь открылась ее родная обитель, она захотела вернуться. Наместник Оптиной пустыни архимандрит Евлогий засомневался: человеку 105 лет, дорога не близкая, но братия подготовила удобную для нее машину, и 24 июля 1990 года схимонахиня Серафима прибыла на свою духовную родину. Она отошла ко Господу 3 ноября 1990 года во время всенощной под престольный праздник обители. Ее могилка стала первой возле алтаря возрожденного храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали».

В письменных воспоминаниях одной из сестер, ухаживавших за старицей, есть такие строки: «Видимо Господь, зная мою слабость и неустроенность души, в самом начале монашеского поприща заложил краеугольный камень, дал на малое время приобщиться к подлинному монашеству, увидеть конец его подвига. И потом, в минуты невыносимых тягот, этими воспоминаниями согревается, оживляется душа».

…В любимом детище преподобного старца Амвросия на каждом шагу чувствуется дух преемственности. Может, поэтому долгие монастырские службы, по свидетельствам молящихся, проходят на одном дыхании?

Беседовала Нина Ставицкая. Фото Владимир Ходаков. Также использованы фотографии из монастырского архива.

   Источник: сайт "Монастырский вестник"

5 Июля 2019