Слезы. Архим. Тихон (Агриков)

Слезы. Архим. Тихон (Агриков)
Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Возлюбленные братия и сестры! Как много в жиз­ни скорби, печали, как много в жизни страданий. И всюду – слезы, слезы... Чья грудь не содрогалась от безмерных рыданий? Чье сердце не изливало свою муку в слезах? Даже дети невинные, и они плачут. Часто это слезы обиды. Стоит малютка на молитве. Его глазки обращены к небу. Он просит Боженьку по­мочь его маме... Она страдает... Тихо льются детские слезы...

Юноша просит уже о другом, и опять льются сле­зы... Наступает старость. Неподвижный строгий взгляд обращен к небу, и опять на глазах слезы.

Много слез выплакано человечеством, много скорбных ручейков влилось в великое море, но пото­ки их не иссякают. Это слезы обиды, гнева, зависти, злобы, радости, умиления, покорности. Все они сме­шаны вместе, но не все омывают грехи человека. Од­ни из них чисты, как капли небесной росы, другие мутны, они несут в себе нечистоту – это слезы зло­бы, зависти, обид. Они не омывают грехи человека, не приносят успокоения душе. Они только надрыва­ют больное сердце, разъедают открытые раны.

Но ведь Господь сказал, что плачущие получат утешение. Блажени плачущии [1], но только те, кото­рые проливают слезы покаяния и умиления. Только покаянные слезы, соединенные с молитвой, прино­сят утешение страдающей душе. Подобно бальзаму, они разглаживают огрубевшие рубцы, подобно ут­ренней росе, освежают увядшие листья души. Под действием этих слез оживает сердце, начинает сиять потухшее преждевременно лицо. Такие молитвен­ные слезы возвращают человеку утраченные переживания далекого детства. Под действием этих жи­вительных соков возвращается желание жить, тру­диться на благо ближних. Душа начинает приносить добрые плоды.

Блажени плачущии, яко тии утешатся. Тихий мир вливается в душу. Она обретает долгожданный покой. Это и есть начало утешения. Его подает небо, отражая в каплях чистой слезы свою небесную красо­ту. И человек, удостоившийся этого утешения, сияет особой красотой, подобно распустившемуся бело­снежному ландышу, он простирает лепестки своей души навстречу лучам небесного Солнца. Его жизнь только в Солнце. Оно с любовью согревает ожившее сердце и зовет в обители рая. И наступает день, когда его уже нет на земле. Он на небе. Он цветет в раю и не завянет никогда. Так возрастают души многих праведных. Море слез излили они за свою душу и по­лучили утешение. Слезы погашали их страсти, оро­шали их сердца и тем самым давали им силы для ду­ховного делания. Нужно просить у Господа этот дар слез: «Господи, даруй ми слезы умиления, яко да те­ми Тя умолю очиститися прежде конца от всякого греха».

Вы спросите, какая сила слезной молитвы? Расска­зывают, как один брат, придя в скит, подошел к келлии аввы Арсения. Открыв тихонечко дверь, он за­глянул внутрь. Боже мой, что он там увидел! Он уви­дел огненный столб посреди келлии. Горит этот ог­ненный столб и не сгорает. Ни дыма нет, ни жара. А в этом огненном пламени стоит, подняв руки к небу, авва Арсений. Он молится Богу. Он весь ушел в молитву. Что же за огонь вокруг него? Это молитвенная стихия, огненная броня, запрещающая бесам при­ближаться к старцу, это сила молитвы праведника, попаляющая изнутри и совне терние греховных помышлений. Увидев такое, брат пришел в ужас и чуть было не убежал из келлии, но страх сковал его члены, и он не мог сдвинуться с места. Авва Арсений, окон­чив молитву, вышел. Увидев монаха в великом смяте­нии, авва спросил его: «И давно ли ты стоишь здесь? Не видел ли ты чего необычного?» Тот побоялся при­знаться и сказал в ответ: «Нет, авва, я ничего не ви­дел». Побеседовав, старец отпустил его.

Дорогие мои, вот как молятся святые угодники Божии. Вот какова их молитва. Как пророк Илия на ог­ненной колеснице, так ум их в пламени огня несется к Богу. А наша молитва совсем иная. И слез-то нет, и тепла-то нет, а об огне молитвенном и говорить не приходится. Стоим на молитве, очи сухие, и сердце как лед, и не огонь вокруг нас, а тьма греховная, не­проницаемый мрак, и в этом мраке бесы прыгают от радости.

Вот где нужны слезы, вот где потоки слез надо про­ливать – плакать надо о нашей холодной молитве, о том, что мы молитвой Бога гневим. Он отвращается от такой молитвы, не слышит ее.  Аминь. 

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Мф. 5, 4.

[2] См.: служба на преставление преподобного Сергия Радонеж­ского. Песнь 4 канона.

Источник: Свято-Троицкая Сергиева Лавра

10 Августа 2018